Хвар: официальный личный сайт
    
 
Главная   Статьи (772) Студия (4341) Фотографии (314) Новости   Контакты  
 

  Главная > Студия > Цитатель Хвара


Интернет

http://www.photoline.ru/poem/1147902524 Фото


Спасибо

Илья Гричер
18.05.2006

И был вечер, и было утро - день один.

В августе 1990 из Америки возвратясь, услышал, о скором праздновании объединения Германии. Празднества состоятся, кажется, первого октября.
В Берлине. Пишу на редколлегию: - «…в 1945 Берлин брал, нынче прошу командировать меня для сдачи…» Послали на неделю. По прошествии времени признаюсь: взятие, куда как веселее, объединения. Стену между Западом и Востоком сломали год назад, энтузиазм иссяк, теперь гуляли лишь любопытствующие. У Рейхстага рынок - переодетые в цивильное прапорщики и офицеры группы Советских Войск в Германии торгуют, заслуженными отцами и дедами орденами, мундирами при погонах и знаках различия. На асфальте навалом вымпелы знамена пионерские, трудовые, боевые. Невольно вспоминаю Красную площадь в первый День Победы! Мой «стон» с фотографиями был напечатан в «Комсомолке». В редакцию пришла вырезка из газеты группы войск, от группы товарищей, где не опровергались факты торговли боевым прошлым, но высказывалось категорическое сомнение в моём праве писать о войне – « потому -что такого рода людишек на фронте не было!» Редакция хотела махнуть рукой - на Арбате уже вовсю шла торговля наградами. Но торговать у Рейхстага, на земле орошенной кровью Советских Воинов? «Это тоже, что печь картофель на Вечном огне» - таким был ответ редакции.

У корабля появилась течь. Первыми всполошились,
обитатели трюма - крысы. Зубастая стая дружно рванулась с борта.
Благо до берега было всего три с половиной часа лету. Бог дал стае крылья.
-Ух красотища, сыру – ешь не хочу! Заявили во всеуслышание разведчики.
Вся стая разбежалась по сырным местам. Поодиночке крысиный коллектив растерял свою силу. Да и сыр оказался бесплатным только в мышеловках.
-Помилуйте мы же не мыши! Восклицали крысы. Но бесплатный сыр был так хорош…
-Эх, где наша не пропадала! Главный Крыс махнул когтистой лапкой и все до одной крысы превратились в маленьких мышей. Тут то мышеловки и захлопнулись. Не стало стаи на морском берегу.

Это наверняка не чудеса, но что - то здесь есть. Эдакое, необъяснимое.
Когда Саша собрался во второй класс, я в обмен на таблицу умножения, выпросил его у Вали на десяток дней, с собой в псковские, грибные и ягодные края. Осень стояла золотая. Сосновые перелески вкруг озера «кишели» красноголовыми и белыми. Время делили так: с утра на рыбалку, за тем по грибы, а в конце обязательно появлялись местные власти…Жгли костёр, пили и закусывали печенной картошкой, шашлыками- мясо, грибы, помидоры…Потом ехали в баню. На следующий день распорядок соблюдался неукоснительно.
Так - что с умножением пришлось погодить. Однажды мы заблудились в лесу.
И лес то был плёвый - посадка сосновая. Я вспомнил про компас. Поставил корзину, броском воткнул в землю нож и стал определяться. Обрадовался нужному направлению и марш туда. Встретил белые, а ножа то и нет. Ищем, а его красавца, будто лукавый унес. Нож то памятный, финский - ручной работы,
рукоятка в серебре, а сталь- гвозди рубит…Подарок пограничного начальства.
Неделю заходим в посадку, а его всё нет. В день отъезда в Москву соответственно посиделки на пнях, неподалёку от проклятой посадки. В промежутке между тостами вспоминаю финку. Все оживились:
«Мы лес на квадраты разделим и пойдем чесать. Найдём!». Час, другой и всё мимо. Из предвечерней непогоди вдруг ударяет светлый снопик, а с земли ему вторит искорка- зайчик. Сам потерял, сам нашел!
А на днях еще было: Пришел парикмахер. Я, естественно рубаху снял, а вместе с ней крестик. Уборщицы подмели, а сердешного нет, как нет. Перерыли весь мусор - креста нет. По вечеру, купаясь, заметил нитку на оси инвалидной коляски. Отмотал, отмыл и теперь, после находки, он мне еще дороже!

Только кончилась война, как по дивизии поползли слухи – один невероятней другого. Настоятельно шептали, что два полка нашей 45 Гомельской ТБ АДД отправят под Париж в состав сил международного регулирования. К декабрю вдруг выдали новую форму, что косвенно подтверждало слух о перелёте, а тут пришел пакет из ташкентского госпиталя с сообщением о смерти отца, нескольких моих писем с фронта и отцовской записной книжкой. Ехать на похороны далеко и долго, а тут ещё Париж! Скажу честно – только теперь, нашлось время расшифровать поврежденные временем записи.
Надеюсь некоторые мысли и слова интересны не только сыну:
«Если судишь мир - стой в середине его, на самом виду у всех, а не сбоку!
Тяжело? Тогда отойди куда тебе лучше, и живи, помалкивай.
Пчеле муха - не компания.
Судей много, только суд - не учит, а наказывает.
Ощущение своей несхожести с людьми…вызывало гордость( видимо у змея Горыныча И. Г.)
Женщины любят слёзы, как розы росу.
Маленький человечек когда он хочет работать- непобедимая сила.
Застарелая, трудноизлечимая язва наших дней- хвастовство…
Война – это бесконечная цепь случайностей.
Гусёнок, которого я сделал орлом.
Как все пессимисты он страдал несварением желудка…А может мучили запоры?
Никогда не спит-считает сколько досок на потолке.
У нас рот большой, а пайка маленькая, вот и кажется, что обманывают.
Бабель – Гобсек. Предвиденье смерти, страсть к наживе, накопление пищи, денег, задержание кала…
Олеша – кривда перед людьми, перед собой…
Царь жил в замке, почему? А потому…А вот, почему находят всякие находки,
старые монеты царские, звездочки и другие ценные вещи?
-Дура, ты, - говорит мальчишка, - царь жил в помойке! Почему?
-А потому, что всяческие старые монеты и вообще вещи старые в помойке ищут и находят, ей Богу.
Вечер спустился на землю. Луна ярким серпом повисла над мглистою тучей. Над полями залег синий, неопределенный, таинственный сумрак, уносящий, смывающий каждое отдельное страдание, каждое личное горе, как каплю утопающую в океане».

Я никогда и ничего не прошу у Господа. Он очень занят. Услышит мои думы и, если нужно, Сам поможет, а так, попусту, просить - грех. На днях сестры из общины услышали, что мне снова на операцию и всполошились:
-Как же на операцию без благословения?
-Чего уж там благословлять - врачи за свою работу деньги получают. Вот пройдет все удачно, тогда и поблагодарим Господа.
На съездах Народных депутатов СССР я не раз говорил с опальными священниками.
Глеб Якунин поражал незацикленной простотой суждений, а Митрополит Питирим не пожалел времени найти наиболее верные слова, дошедшие до глубин сознания, чтобы были отброшены все сомнения в правоте Веры. Отвратительная декабрьская мокрень. Транспорт застрял. Дорога от Троицких ворот Кремля, с каждым заходом снегоуборочных машин, отходит все дальше. Снег валит клочьями. Митрополит, выпростав руку из широченного
рукава рясы доказывает, что вырезанные мною доски не что иное, как Промысел Божий…Спасибо Владыка, спасибо Константин Владимирович, своей явно завышенной оценкой, скромных поделок, Вы украсили мне жизнь вдали от Родины и теперь, освещенные в Иерусалиме доски - хранят моего сына в Санкт- Петербурге.

Есть такая земля, где все откладывают на будущее. Даже то, что можно сделать сегодня, и уже сегодня будет хорошо. Но…Уговор дороже денег!
Будет хорошо - значит сегодня плохо. И все дружно с плохим мирятся. Или так говорят, чтобы попросту отвязаться и на проблемы глаза зажмурить?
Будет хорошо! Ну, а как не будет? Значит так и будут жить в надежде на неведомо, что, где и когда…
Есть на той земле еще одна загвоздка - там работают только тяжело.
Легких работ вообще-то нигде нет. Работать добросовестно с всей отдачей, значит- работать тяжело. Вопрос лишь в удовлетворении. Любишь труд, хоть тяжел, да еще оклад жалования хороший - тогда уж совсем хорошо. И не надо Бога гневить, торопить будущее. Так и говори себе и людям: уже хорошо, а поработаю больше, будет ещё лучше.
А то, как в песне поётся - собака бывает кусачей только от жизни собачей.

Давным - давно я, сдуру, придумал считалочку для детей Израиля: « Ты еврей и я еврей, кто из нас с тобой жидей?» Этот чисто риторический вопрос не предполагает ответа. Считалочка и вся недолга!
По французски еврей- «жуив»,у англоязычных, еврей - «джу», а вот у всех словян, еврей- «жид». Естественно евреи живущие в Польше или Словакии, воспринимают это имя, как само собой разумеющееся. В России черного, в открытую, называют «негром», а в Америке, если не хочешь иметь неприятности с полицией, зови «черным» или «афро-американцем». Так же подобает обращаться к представителям желтой и красной рассы! Помнится, некие власть имущие, вообще обходились без конкретики национальных определяющих:
- «Этих развелось слишком много, или на работу «французов» не предлагать…» Короче всё плохо, и тогда, когда сами себе оскорбления навешивают, и тогда когда другие обзывают. Высшее творение Господа - человек, а уж на какое имя ему взбрендится откликаться или обижаться -дело индивидуальное. Народная мудрость гасит:
« Хоть горшком назови, только в печь не сажай». Гитлеровцы сажали, за то и сами попали в петлю…

Каждой стране присущ свой запах. Только свой, с другим его не спутать.
Венгрия пахнет кофе по-турецкий. Россия, попеременно, благоухает духами «Лориган» и, простите, естественным амбре экскрементов. Франция полна терпким ароматом сигарет «Житан» и «Голуаз». Монгольские туалеты по запаху не отличишь от юрты. Пахнет бараниной. В Израиле все выжгло солнце. Розы без запаха. Даже ручей на арабских задах поселения евреев-ортодоксов Эммануэль (имя Бог), полный городских фекалий, отдает нечистотами, самую малость. Отселе частный вывод - не все то золото, что блестит…И пахнет.

Была у мужчины грыжа, с кулак величиной. По началу
больной даже гордился своей грыжей.
-Вот какая у меня грыжа, с добрый кулак! Говорил он знакомым и
незнакомым. Вскоре грыжа надоела и решил он избавиться от неё хирургическим путём. В общем - то грыжа была неплоха, но у мужчины ампутированы ноги выше колен, передвигаясь на четвереньках, он все время давил и будоражил инородную шишку. Резать, так резать - решил мужчина. Врачи рассудили иначе.
-А вдруг ваше сердце подведет, нам же давать разрешение. Какая разница с грыжей или без грыжи? У нас же дипломы с таким трудом полученные, не дай Бог, что - либо произойдет, неприятностей не оберёшься… Больной мучается, ждет. Для вечности два года не срок. Даже для лагерей приговор не велик. Безногому с грыжей, два года, срок большущий.
Вдруг случилось чудо и прорвало круговую поруку. Что вчера было нельзя, сегодня оказалось можно. И сердце то же и ноги не выросли, просто Господь внял мольбам. Чудак, мужчина, не хотел затруднять Всевышнего, а Он услышал… С врачей же, как с гуся вода. Дружно повертели разрешение и так толком не прочитав порадовались, что без них обошлось.
Все ли простится, спишется?
Ведь сказано:
-« Не навреди ближнему!». Врачам именно за это, жалование начисляют.

Все мы немножко туземцы, обитатели «ещё той» земли. Общеизвестна национальная склонность русских к копанию в собственных душах-самоедству. Подробно см. у Достоевского.
Жители Новой Каледонии и Земли Обетованной, в известной мере, братья -туземцы. Принципиальное различие лишь в аппетитах и традициях. Людоеды Соломоновых островов предпочитают лакомиться врагами, а израильтяне не брезгуют и друзьями.
Скушать друг друга удаётся не всегда. В голод, у «них», глодают коренья.
У «нас», есть возможность обмануть, сказать гадость, пустить сплетню или вдруг забыть номер телефона друга. Так, что один из главных аргументов антисемита :
-Свой свояка тащит из далека и, обязательно, помогает своему племени - враки. На деле, ныне, здесь повсеместно, наличествует торжество морали брянского волка…

Как ни ругают Советы за «совковость», а именно она породила русский дух товарищества, который никакой новорусскостью не вытравить. Я верю, знаю - всегда будет жить на Русси всеобъемлещее доброе понятие - ТОВАРИЩ.
Бог дал мне память – вот и считаю счастливые дни. Сколько их?
Много ли? Конечно много. Но самые, самые – тут и пальцев рук достаточно, чтобы перечесть, тем более, что ног нет и соответственно пальчиков нет, хоть в шутку, хоть всерьёз.
Так я о днях - самых, самых…
Январь 1930 года, Киев. Голод. Вместо окна –тряпка. Мама до полуночи ищет хлеб. И наконец приходит с мешочком орехов!
Сентябрь 1943года, Ашхабад. Я поборол брюшняк…
Май 1945 года, Барановичи - Москва. Победа.
Март 1956 года, Москва. Первый раз в «Комсомолке» - фото И. Гричера.
Март 1975 года, Ленинград. Валя родила нашего Сашу.
Май 1986 года, Тверская область. Купил дом на реке Медведице.
Июль 2002 года, Санкт-Петербург. Саша, сынок, поступил в Университет Кино и Телевидения.
Апрель 2003 года, Москва. Встреча с редакцией, с товарищами…
А дальше, что грядет не знаю, да и знать не очень хочу…
Во всяком случае шевелюсь на своём личном транспорте: нашел спонсоров для своей фотовыставки по Израилю. Написал по снимкам подобие книги. И ещё соорудил вот эту писанину о Времени и о Товарищах…
Слава Богу, что привел меня в «Комсомолку» и дал разум, чтобы не пропала даром редакционная наука!
Странная штука память- смолоду не учился, все по сторонам глядел… Зато теперь жить интересно - вспоминать, что видел, слышал, осязал.
Таблицу умножения проворонил - доселе мучаюсь. Компьютер освоил, а он меня нет - не знаю, как прямая речь пишется, хитрая машина отмалчивается.
На «Интернет» - денег нет. Спросить совета не у кого. Одни извилинами давно башку переполнили, другие из ума выжили…
Живу, как Робинзон с попугаем - говорю сам с собой. Вместо Пятницы здесь суббота и даже умереть нельзя - жди, пока свечи погаснут, и обслуга захочет своим делом заняться, а шекели всё капают - им всё равно, только счет любят…
Общеизвестно - в яйцах, холестерин. Старикам скармливают яйца дважды в день. Сосед ушел - всем меньше забот.
Нет ничего страшнее, старческого аппетита - ходить не могут, а молотят, будь здоров.
Нет государства для бедного еврея. Богатому и государство ни к чему - богатый и так всё имеет.
Если суждено иметь долг - то, пожалуйста, гражданский, банковский никому не нужен.
Опасные люди - хитрые дураки.
Спрашивают: - « Был ли мальчик?»
Отвечаю: -« Были девочки, не плохие и не мало».
В связи с категорическим отсутствием невест, заменил «право первой ночи», на «право последней ночи», для пенсионерок.
«Хватит, старик, не прикидывайся молодым - радуйся, что утром глаза открыл!»
Жить стоит, потому что учится сын, выходит любимая газета, ругается жена, встречаются хорошие люди, есть Бог и есть компьютер. Дел ещё полно…
И. Гричер, « Мысли, про себя…»
P.S. «Комсомолке» восемьдесят лет - немало. Зато оптимизма на все сто.
Пусть мой прах выстрелят в сторону Израиля, а если до Сирии долетит, то «звиняйте дядько!» Пепел-зола. Зола - удобрение. Есть надежда улучшить экологию региона. А мне прорости репьём, он лиловый, кудрявый…

В московской церкви Ильи Пророка - хорошо промоленной за века, проверенной временем и хоть чуть-чуть, но тем обстоятельством, что тут честно служит давний друг, а то и ученик, как он однажды говаривал, Хвара - теперь стоит свечка во здравие Ильи Гричера. Без лишних расспросов - какого Бога раб и почему оказался в израильском, а не российском доме престрелых. Прочтите последние строки большого текста, который он прислал на электронку Хвара. Снимки придут следом. А тем старикам Шестого Этажа, кто живет ближе и не так болеет - имеем право попенять: молчанье, конечно, золото, но что вы его тратите по пустякам и до сих пор еще не прислали своего призання в любви к Этажу и ко всем, кто Оттуда?
Илья Григорьевич, держитесь!
Валерий Хилтунен (Хвар)
Москва-Хельсинки

Добавлена 26.03.2009 в 03:28:23

Письмо авторам



Последние статьи:
  Старый новый год

 

 

 

 

 

 

 

 

 


  Все материалы >

Отправьте ссылку другу!

E-mail друга: Ваше имя:


Нашим читателям

  • Вопрос - Ответ new

  • Контакты: письмо авторам

  • Карта сайта

  • Последние статьи:
    Последние новости:


    Работа над ошибками




     

     Keywords: хвар | экопоселение | кругосветка | Хилтунен | футурология |

    Хвар: официальный личный сайт © Хвар.ру Архивы Ильи Гричера выставлены на www.hvar.ru/Фото...



    Индекс цитирования

    Движок для сайта: Sitescript