Хвар: официальный личный сайт
    
 
Главная   Статьи (772) Студия (4341) Фотографии (314) Новости   Контакты  
 

  Главная > Студия > Вольный мастер


Венцимеров Семён. Журфакиада

Часть пятая. Стройотряды


Книга первая. Третий боевой


Пролог

Мы едем в стройотряд... Резон?
Зовет бескрайняя планета,
Которую воспел Кобзон –
Но в этой песне нет куплета

О нас, а без него – зарез,
Без стройотряда мы студенты
Наполовину лишь... Замес
Еще не загустел... Ферменты –

Катализаторы нужны,
В которых мы свою проявим
И страсть и силу... У страны
Сложились своды строгих правил,

Одно из коих – стройотряд...
О, это правило из правил!
Одиннадцать годков назад
Впервые МГУ отправил

Целинный доблестный отряд...
И будто бы экипировку –
(Не знаю, правду ль говорят) –
Отряду дал Фидель... Неловко

Легенду проверять.. Наряд
На нас – на зависть всей столицы...
Нас провожая, говорят
Напутственные речи. Лица

Так вдохновенны и светлы...
Мы верим, что нужны Отчизне...
Мы первый курс прошли... Смогли...
Теперь, журфак, нас не отчисли

За трудный третий трудовой,
А дай нам новую закалку...
Высокий шпиль над головой...
Фотографируйте – не жалко,

Туристы – пусть увидят нас
И сверстники за рубежами:
Подтянутость, сиянье глаз...
А вслед нам всеми этажами

Глядит наш университет...
И вот команда:
-- По машинам!
Ветвями, Ленинский проспект,
Как друг хороший, помаши нам...



Поэма первая. Валерий Хилтунен


-- Валера! Хилтунен!
-- Привет!...
Что? – Все глядят недоуменно:
Полутораметровый шкет
Откликнулся... Немая сцена...

В недоуменье старший курс:
Валера – он же двухметровый...
Ну как тут одолеть искус?
-- Ты ж раньше был такой здоровый...

-- А вот от солнышка усох –
Но лишь на двадцать пять процентов...
Не понимают, в чем подвох...
-- Ты – вправду – он?
-- И документов

Полно, что вот он, точно – я...
-- Ну, ничего не понимаю...
Что понимать? Моя семья
С журфака чуть не вся... Вступаю

Я дяде своему вослед
Под своды нашей альма матер,
А он мне тезка, ясно – нет?
Ну, то-то... Первым здесь мой фатер

Делянку застолбил... Давно...
Как раз журфак тогда открылся...
Пусть будет здесь разъяснено,
Как он в Союзе очутился,

Как выбрал университет,
Хоть должен был врачом вернуться...
Из красных финнов был мой дед.
Он верил: волны революций

Всю накипь на земле сметут...
Его с заданьем Коминтерна
В Суоми, в Тампере зашлют –
Убить сатрапа Маннергейма.

Дед рос в Куопио... Теракт
Свершился б на большом параде...
Предполагаю (но не факт),
Был некто, кто деньжонок ради,

Сдал деда... Мартти, мой дедусь,
Охранкой белофиннской схвачен...
Здесь без деталей обойдусь...
Был осужден и срок назначен...

Пришлось сов. власти обменять
Его поздней на белофинна...
Могли бы наши расстрелять,
Как расстреляли половину --

(Пожалуй, даже больше) -- тех,
Кто Ильичу доверил долю...
В числе лишь горсточки – из всех –
Тех красных финнов дед, и волю

И жизнь не потеряв, сумел
Еще раз выехать в Суоми –
И там остался – уцелел,
Когда, уже почти что в коме,

Пытался Сталин уволочь
В могилу целые народы –
Над СССР густела ночь...
«Космополитам» в эти годы

Грозил свинец из ППШ...
А Мартти выпала удача:
Он даже – ректор ВПШ
При КПФ! Лица не пряча,

Мог в Хельсинки свободно жить...
А сына все ж послал учиться
Обратно, наказав учить
Здесь медицину... Но в столице

России, в матушке-Москве,
Судьбу начать готовясь в меде,
Рудольф прислушался к молве,
В случайной уловил беседе,

Что открывается журфак...
Рудольф навел, где надо, справки,
Слегка понапрягал чердак –
Забыл о меде без оглядки...

А вскорости родился я...
Там, на Стромынке были рядом
Общага, где жила семья
Студенческая – ( дабы взглядам

Аж восемнадцати парней
Не быть соблазном, занавеской
Закрыли угол, а за ней
В студенческой, полусоветской,

Саровско-хельсинской семье
Зимою прибавленья ждали) –
Роддом, психушка... О тюрьме
«Матросской тишине» не знали

Едва ль на Огненной земле...
В роддоме этом я родился
И рос в студенческой семье,
Так рано с МГУ сроднился...

Замечу: этот же роддом
И Лене выдал в жизнь путевку.
А кто она – скажу потом...
Ну, вот он я – держу головку...

Собой умножил древний клан:
В шестнадцатом, еще столетье
Властитель Густав, по делам
Воздать желая предкам, чести

Их удостоил, отписав
Особые в налогах льготы
На грамоте с печатью, дав
Тем датировку для отсчета

Фамильной родословной нам,
Документально обозначив...
По разным весям и градам,
Считают, родственников наших

С десяток тысяч на Земле...
Собрать бы эту всю ораву –
Идеечка по вкусу мне.
Она и по размаху, право,

Заманчива... Осуществлю.
Вот только разберусь с журфаком...
Не тяга к длинному рублю
Приводит в стройотряд... Биваком –

Село Алпатьево у нас
Приокское... Дыра, глубинка...
Внимательных не сводит глаз
История: а вдруг обида

Селу, что встало «на горах»
От нашей будет шумной «бражки»?
Здесь каждый холмик и овраг –
История... Вон в том овражке

Мог сам Евпатий Коловрат,
Рязанский доблестный боярин,
Укрыть в засаде свой отряд:
-- Таитесь. С темнотой – ударим,

Дадим монголам по шеям...
Считают, что села названье –
В честь Коловрата... Ну, а нам
Грядет иное испытанье:

Коровник – стройка века... Мы
С нешуточным энтузиазмом
Творим... Окрестные холмы
Внимают нашим всяко-разным

Философическим речам...
А наша жизнь напоминает
Макаренковскую... Плечам –
Саднить, но кто же унывает?

Вполне хватает нас на то,
Чтоб сумму наших дарований
Собрать и выдать кое-что...
Мы – нарасхват! Итог стараний:

Нас ждут в окрестных деревнях,
Как Магомаева и Пьеху...
Приятно слышать «Ох!» да «Ах!»
Отрадно, что и я к успеху

Изрядно руку приложил.
Ведь я тут шеф агитбригады
И сам сценарий сочинил,
Сам срежиссировал... Все рады –

И мы – наполненно живем!
А утром на узле растворном,
Что в подчинении моем,
Аврал:
-- Раствор! Бетон! – Укор нам

Читаю в яростных зрачках:
-- Раствор! Раствор! Бетон! Скорее!
-- Бегом!...
На окских бережках
Нет никого к работе злее --

Журфак историю творит.
Заснять бы нас на киноленты –
Пусть на зубах цемент скрипит --
О нас останутся легенды...

Я шлю письмо в Петрозаводск...
Я рос там... Там сегодня мама
В извечном ворохе забот
О сыне... Сыновья упрямо

Тень материнского крыла
Отбрасывают, убегают...
Чем высребряют добела
Те крылья... Мамы опекают,

А сыновья спешат творить,
Мечтая о больших свершеньях...
Потом придет пора корить
Себя, судить за прегрешенья...

Но я хочу сказать сейчас
О ней. Она из-под Сарова...
Возможно позабавит вас
Фамилия... Ну, что же, снова

Улыбку встречу на устах.
Улыбка злой гримасы лучше.
Вот: Семочкина – в тех местах
Распространенная...
Их куча –

У Феди-прадеда детей:
Аж десять сыновей, представьте!
А дочь одна лишь – и о ней
Пеклись все десять братьев. Гляньте:

Дочь Клавдия берет в мужья...
Кого же? Семочкина Федю...
Дщерь Семочкиных – мать моя...
Не вскормлена заморской снедью,

Но вдохновленная мечтой,
Что и в войну ее питала –
Учиться! – тет-а-тет с Москвой
Она отважно поступала

На экзотичный факультет –
Географический... Манили
Жюльверновские – с детских лет
Посеянные в душу Нине

Меридианы, острова,
Кораллы, темные глубины...
Любой мечте дает Москва
Осуществиться... И у Нины –

Удача... Будет у страны
Восторженный океанолог...
Осуществились грезы, сны
Она – студентка! Хоть и долог

Путь знаний и трудна стезя –
Ничто жар сердца не остудит.
Вперед – и отступать нельзя,
Пусть впроголодь, но не отступит

Студентка Нина... И ее
Приметил финн Рудольф с журфака...
Судьба... Она житье-бытье
Нам намечает... Как без брака,

Что предначертано, сложить?...
О братьях бабушки походом:
Тот удосужился служить
При Королеве – и народом

Не знаемый, был погребен
По смерти – с воинским салютом...


Не знаемый, был погребен
По смерти – с воинским салютом...
Тот – МИД’овская шишка. Он,
Опять же неизвестен людям.

Зато известен Ильичу,
Поскольку рядом их квартиры...
Я этим подчеркнуть хочу,
Что не всегда толпы кумиры

Реальную имеют власть...
Реальные авторитеты –
В тени стараются пропасть.
Им антуражи, пиэтеты

И даром не нужны... Они
В большой политике, как рыба
В воде... А третий брат, взгляни –
И этот тоже личность, глыба:

Изобретатель тракторов,
Отмеченный лауреатством
При Сталине... Ну, будь здоров:
Та премия была богатством

Реальным. Сверх того – престиж...
Короче – знатная семейка...
Читатель, ты меня простишь.
Не хвастаюсь – горжусь... Линейка

Их достижений надо мной –
Дотягивайся хоть с подпрыгом...
Поди и вы своей семьей
Гордитесь? Все подобным игом

Семейным отягощены...
Тут мал – не мал, а соответствуй.
И мы стараемся. Должны
К тому духовному наследству


Добавить что-нибудь свое...
Есть братья у отца. Валерий
Второй журфаковец. Семьей
Журфак освоен, а критерий –

Гуманитарный склад ума
У Хилтуненов, экстравертность:
Нам всем по нраву кутерьма,
Общенье, а застой, инертность –

Противней горькой редьки... Мы
Стремимся разобраться в сути...
Алпатьево... Леса, холмы...
Случилось – уж не обессудьте:

Сто верст от матушки-Москвы,
Мещера – Левитан с натуры...
Ока – а в ней – лещей, плотвы!
И цапли... Ну, они не дуры,

Не станут обитать в грязи...
Какой простор! Какие дали!
На горизонте там – (вблизи) –
Село Есенина... Слетали

Мы с Сашей Тропкиным вдвоем –
(Ища на жопу приключений) –
В «березовые ситцы» рвем...
«Дом деревянный», край волшебный...

Большое старое село –
Исток великого поэта.
Здесь босоногое прошло
Сергея детство... Он по свету

Потом немало колесил
Но песнопевцем русской доли,
Родной земли и неба был...
Легло приокское раздолье

Опорой пламенной души...
Оно в нем отзывалось словом.
Он возвращался... Здесь, в тиши
Он восходил к своим основам,

Истокам... Здесь была она --
В старинном доме с мезонином –
Чья красота награждена
Взволнованной поэмой-гимном

Любви ль, мечте ли о любви...
Для нас важна сама поэма
О притяженьях меж людьми,
Незримых и поющих немо,

Волшебных струнах, что звучат
Для избранных и для избравших...
Вот школа, почта, старый сад...
В музее горстка не пропавших

Его вещей – цилиндр, пиджак...
Острее здесь тоска поэта...
Ну, что ж, могу сказать, журфак,
Тебе спасибо и за это...

Была нам трепка – будь здоров!
-- Как -- самовольная отлучка?!
-- И что? Вернулся – жив-здоров...
Но только разъярились... Взбучка

Почти грозилась перейти
В оргвыводы – тогда с журфаком
Уже потом не по пути...
Утихомирились, однако...

Мне в приключение попасть,
Как говорят у нас в отряде –
Точь-в-точь – два пальца об асфальт...
Начну с рожденья, факта ради:

В «сорочке» вышел я на свет.
Однако же ее украли...
Что это: приключенье – нет?
В роддоме прямо промышляли

Таким особым воровством...
Кому-то же зачем-то надо...
Студентам недокорм знаком,
А тут – ребенок, я... И чадо,

Чтоб не вязало руки им
И не мешало бы учиться –
К бабуле... Ладно, погостим
У бабы Клавы... Адрес – Выкса...


Но у нее внезапно – рак.
В онкологический забрали...
Куда меня? Со мною как?
Опять в столицу? Нет, едва ли...

Я в кабинете главврача
В пеленках прямо – прописался,
Гугукал, лапками суча,
И прямо на столе... валялся...

Лишь операция прошла,
Мы с бабушкой вернулись в домик
На Ленина... Там в нем жила
Монашка... Свечи, черный томик –

Молитвенник... У образов
Молилась... Я молился с нею
За бабушку – был некий зов...
Молился... Нынче не умею...

И я там жил до трех годков,
Пока студенты доучились...
Но вот – приехали...
-- Готов?
-- Готов!
-- Отлично! --
Уложились –

Ту-ту... И поезд нас умчал
Из-под Сарова вдаль, на север,
В край тысячи озер... Венчал
Журфак отъездом: что посеял,

Должно теперь давать плоды...
Осталась позади Стромынка,
А на крыльце ее следы
Великих... Тайная слезинка

С воспоминанием о ней
Блеснет в глазах у седовласых
Гигантов мысли... Юных дней
Свидетельница... Востроглазых,

Звонкоголосых и худых
Послевоенная общага,
Тот дом квадратный помнил их...
В нем было много крыс... Отвага

Нужна, чтоб с ними кров делить...
Под крышей бывшей богадельни
Отрадно было и дружить
И грезить о своей, отдельной

Квартире с ванной... Миражи
Надежд, студенческих иллюзий
Те заполняли этажи...
Но было ль лучше где в Союзе?

С Борисом Панкиным дружил
Отец в студенческие годы,
Конспекты и хлеб-соль делил
Той дружбы неразрывной всходы

От курса к курсу крепли... С ним
В «МК» осилил стажировку...
Той дружбе столько лет и зим!
Бедой и счастьем калибровку

Прошла, стромынковский купаж,
Шлифовку толчеей общажной,
Где не в почете «мой», а «наш»
Становится сверхсутью важной.

Четыре этажа мечты
У Яузы и у Стромынки...
Там юность строила мосты
К освобожденью... Без заминки

Пророчествовала... Росла,
Духовно возвышаясь в спорах –
И эту мудрость вобрала...
А на проспектах-коридорах,

Гуляя, точно по Тверской,
Простые распевала песни...
Они – оттуда, из такой,
Из избранной судьбы – и вместе

С судьбой – стромынковских палат
Развозят по стране и дальше –
Высокий дух... Судьбы расклад:
В огромных городах и даже

В селеньях дальних им нести
Дух МГУ-шных дортуаров,
Тем душу и мечту спасти...
Отвлекся я от мемуаров...

Петрозаводск... Здесь был погост
Еще в пятнадцатом столетье...
Четыреста с полсотней верст
От Петербурга... В лихолетье,


«В Европу прорубив окно»,
В век восемнадцатый шагая,
Рек Петр Великий:
-- Решено:
Завод построить здесь! –
Вонзая

Перст в карту, точку указал:
-- Здесь: западный залив Онеги...
Царь повелел – и кто б дерзал
Оспорить? В бешеном разбеге,

В стремленье вырваться из пут,
Из азиатчины – в Европу,
Стратег считал, что должен тут
Стоять опорный пункт – и кто бы

Хотел решенью помешать
За это б жизнью поплатился.
Царю не то что возражать,
Дышать не каждый бы решился

При нем... Росла и слобода:
Работный люд. При нем начальство.
Церквушка. Лазарет. Года
Вдаль убегали... И бахвальство

Самодовольных северян,
Пресыщенных богатым краем,
Влекло купцов из ближних стран...
Тот лишь на время призываем

Сюда судьбою, а иной
И оставался на дожитье...
Рос город... Он ценим страной.
Все европейские событья

Ему значенье придают.
Губернский и епархиальный,
Петрозаводском назовут...
Край Олонецкий, строгий, дальний.

Край, где нередко снежен май,
Край, где судак в поклевке жаден...
А первым, кто возглавил край,
Представьте, был поэт Державин

Великолепный, славный край --
Лесами и водой обильный –
(Работы – непочатый край) --
Грибной, охотничий и рыбный...

Ледник вселенский, уходя,
Озер здесь наплодил для рыбы...
В мозгах кремлевского вождя –
Плацдарм для нового прорыва –

Карелия... Двадцатый год
Ей автономию дарует.
А Коминтерн сюда зовет
Заморских финнов – (замордует

Их всех впоследствии ГУЛАГ)...
Легко попались на наживку.
С клеймом «шпион», «народа враг»,
Вчинив нелепую фальшивку,

Сгноили после... Для чего?
Чтоб жажду утолить вампирью
Неутолимую его...
Так он, всю юность над псалтирью

Сидевший, «Не убий!»-завет
Усвоил, косорукий демон...
В сороковом издал декрет:
В угоду людоедским схемам

Карельская АССР
Объявлена Карело-Финской,
В чем стратегический прицел,
Захватнический, просто свинский.

Хоть и закончилась война
С достойным северным соседом
Позорно, не смогла она
Умножить счет его победам,

Но то же «планов громадье»,
Лишь взял на время передышку...
Война... В расчете на нее
Таит зловещую мыслишку:

Уж если с Польшей удалось,
Должно удаться и с Суоми...
Расчет обычный, на авось,
На то, что в дьявольском погроме,

Падет к его ногам страна
Сибелиуса и Леннрота,
Все мерзости его война
Потом запишет на кого-то...

Но та жестокая война,
Что пол-планеты опалила
Тиранов мерзких допьяна
Людскою кровью опоила,

Испепелила пол-страны...
Петрозаводск стенал в полоне...
Его впоследствии должны
Отстроить, обновить...
...В бетоне

Полы коровника...
-- Бетон! –
И в ненасытный зев мешалки
Цемент ссыпаю, щебень...
Звон
И грохот...
Мы не из-под палки

Работаем – хотим помочь
Селянам, как-то жизнь поправить.
Мы верим им без нас – невмочь...
Приехала, спеша прославить

Нас Алла Боссарт из «МК»...
Вот я – в «наморднике» на снимке,
Рассказ – весь обо мне... Слегка
Неловко – я же вместе с ними,

С товарищами, не один...
Ребята шутят, поздравляют...
Да, ладно, суета... Глядим
Вперед: помалу подрастают

Объекта стены вширь и ввысь...
-- Бетон! Раствор! Бетон! За смену
Еще немного поднялись...
Поднимутся и завтра... Цену

Мы знаем качеству труда:
Швы – по линейке, без натеков...
Коровник... Строить города –
Еще ответственней... Уроков

Дает немало стройотряд
Для углубленья кругозора...
Я в прошлое бросаю взгляд...
Петрозаводск... По сути, город

В послевоенную страду
Воссоздавался, как столица
У всей Европы на виду...
Страна и власть ее стремится

Придать высокие черты
Его проспектам и бульварам...
Здесь претворять свои мечты
Дано прекрасным зодчим... С жаром

На ватманах рождался град –
И воплощался в светлом камне.
Он рос --и радовался взгляд...
Мы поселились здесь, когда мне

Три было года... Мой отец
В республиканскую газету
Направлен вкалывать – венец
Учебы... Слава факультету...

Петрозаводск... Из первых уст
Поведаю: стоит на бреге,
Рождая половодье чувств,
Мой светлый город у Онеги.

Здесь по ночам светло, как днем,
Здесь возле школы – земляника...
Мой город... Позабыть о нем?
Такое и помыслить дико...

Отец в круговороте дел.
Он секретарствует в газете...
Секретаря суров удел:
Практически за все в ответе:

За верстку, правку, за «подвал»,
За снимки, «шапки» и отбивки,
Кто что когда и сколько сдал,
Чтоб «гвоздь» был в номере и сливки,

Чтоб номер вовремя в набор,
Пошел, клише не запоздали...
Да с нервным автором сыр-бор
Уладь:
-- Опять мое не дали!...

Отец – дублером... Молодой...
А главной в секретариате
Был Бацер Исаак звездой.
Он стар и опытен, что кстати.

Из Магадана принесло
Его послевоенным смерчем
Харбинцев много здесь нашло
Вторую родину... Помечен

Наш город избранностью... В нем –
Театры, вузы... А народу –
В райцентре больше... Мы живем,
Считается – неплохо: сходу

Нам дали комнату – ура!
Географиня наша, мама,
При деле... Отмечает: Ра
Взошел во столько-то... Тумана

Была такая высота,
В ведре осадков – ... сантиметров...
А тут – такая красота!
Ее никак без сантиментов

Никто не сможет воспринять...
Пошла в ледовую разведку
Служить географиня-мать...
При деле мать с отцом... Нередко

У них на сына нет минут –
И я на попеченье няни.
Случается: они придут –
А я давно уже в нирване

Безоблачных, счастливых снов...
А в доме по соседству с нами –
Андропов прежде жил... Суров,
Со всеми ладил временами,

С начальством находил контакт...
Куусинен ему поддержку
Давал – неординарный факт,
Единственный, похоже... Слежку,

Конечно, «органы» вели... За ним
И за семьею финна,
Но как-то казни обошли
Андропова и нас... Противно

О той эпохе говорить...
Меня в детсад определили...
Мне, маленькому, все чинить
Обиды стали, даже били...

Детишки агрессивны, злы,
А я всех меньше и слабее,
Но надо находить лазы –
-- И я им:
-- Я читать умею!

Суют мне книжку:
-- Прочитай! –
И я читаю детям сказки...
Вот так. Авторитет, спасай!
Теперь игрушки, книжки, краски –

Попробуй, отними! В ответ:
-- Отдай, не то читать не буду!
И отдают. Авторитет!
Да сами мне приносят груду

Игрушек – только почитай!
И постепенно круг сложился
Друзей-приятелей... И в рай
Вдруг ад кромешный превратился...

Знакомый мамы – Вячеслав
Орфинский, доктор-архитектор,
Открывший Кижи, нас позвав
На остров, где пока лишь те, кто

В его команде, там бывать,
Научной, получили право,
Ошеломлен: я стал орать...
В испуге сам – и всю ораву

Научную перепугал:
Кораблик, что привез на остров,
Ушел – вот я и заорал:
На миг мне показалось остро,

Что здесь останемся навек...
Такое память сохранила.
Четырехлетний человек
Орал... Смешно? Поверьте, было

Мне не до смеху... Объяснить
Не получалось «Робинзону» --
Никак нельзя угомонить,
Я не хотел внимать резону

К досаде близких и друзей...
Великолепный остров, храмы...
Здесь позже создадут музей...
Короче, день пропал для мамы...

Я рано понял красоту
Онежской северной природы...
И город мой, что нес мечту
Великиъ зодчих через годы,

Он тоже светел и красив...
Здесь не было проблем с едою –
Кремлевский кровожадный псих
По счастью новою бедою

Наш город не успел залить...
Поскольку эта стратагема
Неактуальна, нас лишить
Решили статуса... И схема

Союза – всмятку... Мы теперь
Лишь автономные... И ладно...
Есть город, озеро... Поверь,
И в куцем статусе отрадно...

Карелия... Один процент
Всей территории Союза,
Мельчайший Родины сегмент,
Но не нагрузка, не обуза.

Без малого семьсот км
На север с юга, параллелью,
Четыре сотни по Кеми –
Меридианом... Ожерелью

Озер -- нет края и конца...
Уедешь – долго будет снится
Таежных ягод кислеца
И ели – стражи на границе...

Земное чудо наших мест –
Она, карельская береза...
Увидишь, бросив взгляд окрест:
Скромна, невысока... «Колхоза»

Не признает – стоит одна...
Лишь изредка – в кругу подружек...
О ней не скажешь, мол стройна:
Снаружи выглядит похуже

Обыкновенной: грубый ствол –
В наплывах, вздутиях, наростах,
Непрезентабельный камзол,
Как будто у нее короста.

Но древесины красота
У неказистой – несравненна –
Как мрамор... Дерево-мечта...
Воистину она – бесценна...

Я б воспевал и воспевал,
Но, как Рождественский не скажешь --
Не Роберт – Всеволод... Писал
Он в пятьдесят шестом... Уважишь

Послушать, что сказал поэт,
Когда явилось вдохновенье?
В душе оставит добрый след
Чудесное стихотворенье...


КАРЕЛЬСКАЯ БЕРЕЗА

Стоит она здесь на излуке,
Над рябью забытых озер,
И тянет корявые руки
В колеблемый зноем простор.

В скрипучей старушечьей доле,
Надвинув зеленый платок,
Вздыхает и слушает поле,
Шуршащее рожью у ног.

К ней ластятся травы погоста,
Бегут перепелки в жару,
Ее золотая береста
Дрожит сединой на ветру;

И жадно узлистое тело,
Склонясь к придорожной пыли,
Корнями из кочки замшелой
Пьет терпкую горечь земли.

Скупые болотные слезы
Стекают к ее рубежу,
Чтоб сердце карельской березы
Труднее давалось ножу;

Чтоб было тяжелым и звонким
И, знойную сухость храня,
Зимой разрасталось в избенке
Трескучей травою огня.

Как мастер, в суке долговязом
Я выпилю нужный кусок,
Прикину прищуренным глазом,
Где слой поубористей лег.

В упрямой и точной затее
Мечту прозревая свою,
Я выбрал кусок потруднее,
Строптивый в неравном бою.

И каждый резьбы закоулок
Строгаю и глажу стократ —
Для крепких домашних шкатулок
И хрупкой забавы ребят.

Прости, что кромсаю и рушу,
Что сталью решаю я спор,—
Твою деревянную душу
Я все-таки вылью в узор.

Мне жребий завидный подарен;
Стать светом — потемкам назло.
И как я тебе благодарен,
Что трудно мое ремесло!

Попутно: Роберт тоже наш.
Ему филфак Петрозаводский
Дал старт и подарил кураж,
А с ним – характер дон-кихотский...

Береза наша – патриот...
Она – уж как ты ни старайся –
В других районах не растет...
Не веришь? Ладно, попытайся:

У нашей набери семян
И высей где-то под Москвою...
Глядишь – растет... Но есть изъян –
Растет – обычною, прямою,

Без бородавок на стволе,
Обычной русскою березой...
Разгадку ищут триста лет.
Найдут ли? Меж стихом и прозой

Неуловима так же грань...
Карелия... Загадка, тайна
Увидится, куда ни глянь...
Едва ли опишу детально:

С Финляндией граничит край,
Что Бельгию шесть раз проглотит,
Здесь для рыбалки – сущий рай,
Само собою – для охоты...

Карелия дает стране
Железную руду, бумагу,
Станки и трактора – вполне
На уровне... В служеньи благу

Отчизны мы не отстаем,
А многих и опережаем,
Алмазы Родине даем,
Граниты, мрамор... Восхищаем

Искусством старых мастеров
Туристов... Кто не видел Кижей –
Не видел ничего... Даров
Судьбы Господь дал столько!... Ближе

Ко всем карельским чудесам
Я был, счастливчик, с малолетства...
Любовь к озерам и лесам
От мамы перешла в наследство...

Но вот мне восемь. Я учусь.
От дома двести метров – школа...
Я по утрам стрелою мчусь –
Учиться – радостно... И скоро

Я, как испытанный «буксир»,
Подсаживаем к отстающим...
Я для учительниц – кумир –
Со мной им нет проблем, идущим

По всем предметам – впереди...
Мне незнакомы двойки, тройки,
Четверки даже... Вот, гляди –
Одни пятерки! То-то! Бойкий

И инициативный шкет...
Учительница наша, Вера
Матвеевна, авторитет
Мой утверждает. Для примера

Служу... Нас в классе двадцать три...
Учительница тоже ростом
Не Гулливер – мала, смотри...
Нам, малышам, в судьбе непросто...

Четыре школьных этажа
По-сталински монументальны –
На Кирова... От галдежа
На переменках в кадках пальмы –

И те скукоживаются,
Как уши у педперсонала...
А если выйдешь из «дворца
Наук», то можно доотвала

Наесться ягоды лесной:
Почти у школы земляника,
Прикрыта северной сосной,
Росла расхристанно и дико...

А вскоре подхватила класс –
И провела аж до восьмого –
Хвалила и бранила нас –
Карелка Лидия Шевцова.

И Александровна ко мне
Питала, недомерке, слабость.
Причина мне ясна вполне:
Учительница оказалась

В родстве с той няней, что со мной
Возилась, как вторая мама...
Мне повезло и со второй
Учительницей... Чудо прямо!

А дни шагали не спеша,
Бежали быстрые недели...
Отец направлен в ВПШ
Учиться вновь... Не надоели

Конспекты? Но велят: учись!
И снова в матушке-столице
Корпи над Марксом, не ленись.
Воздастся, говорят, сторицей.

В пионерлагерь ВПШ
Я послан летом для подкорма...
Там дети из-за рубежа,
Секретарей ЦК, обкома –

Весь инициативный люд,
Горластый, озорной, уклюжий...
Мне поручение дают:
Читать про «Я» со сцены... Слушай:


Всем известно:
Буква "Я"
В азбуке последняя.
А известно ли кому,
Отчего и почему?
- Неизвестно?
- Неизвестно!
- Интересно?
- Интересно! -
Ну, так слушайте рассказ.
Жили в азбуке у нас
Буквы.
Жили, не тужили,
Потому что все дружили,
Где никто не ссорится,
Там и дело спорится.
Только раз все дело стало
Из-за страшного скандала:
Буква "Я" в строку не встала,
Взбунтовалась буква "Я"!
- Я, - сказала буква "Я", -
Главная-заглавная!
Я хочу, чтобы повсюду
Впереди стояла я!
Не хочу стоять в ряду.
Быть желаю на виду! -
Говорят ей:
- Встань на место! -
Отвечает: - Не пойду!
Я ведь вам не просто буква,
Я - местоимение.
Вы в сравнении со мною -
Недоразумение!
Недоразумение - не более не менее!
Тут вся азбука пришла
В страшное волнение.
- Фу-ты ну-ты! - фыркнул Ф,
От обиды покраснев.
- Срам! -сердито С сказало.
В кричит: - Воображала!
Это всякий так бы мог!
Может я и сам - предлог! -
Проворчало П: - Попробуй,
Потолкуй с такой особой!
- Нужен к ней подход особый, -
Вдруг промямлил Мягкий Знак.
А сердитый Твердый Знак
Молча показал кулак.
- Ти-и-ше, буквы! Стыдно, знаки! -
Закричали Гласные. -
Не хватало только драки!
А еще Согласные!
Надо раньше разобраться,
А потом уже и драться!
Мы же грамотный народ!
Буква "Я" сама поймет:
Разве мыслимое дело
Всюду Я совать вперед?
Ведь никто в таком письме
Не поймет ни бе ни ме! -
Я затопало ногами:
- Не хочу водиться с вами!
Буду делать все сама!
Хватит у меня ума! -
Буквы тут переглянулись,
Все - буквально! - улыбнулись,
И ответил дружный хор:
- Хорошо, идем на спор:
Если сможешь в одиночку
Написать хотя бы строчку, -
Правда, стало быть, твоя!
- Чтобы я да не сумела,
Я ж не кто-нибудь, а Я!
...Буква "Я" взялась за дело:
Целый час она пыхтела,
И кряхтела, и потела, -
Написать она сумела
Только "...яяяяя!".
Как зальется буква "Х":
- ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха! -
О от смеха покатилось!
А за голову схватилось.
Б схватилось за живот...
Буква "Я" сперва крепилась,
А потом как заревет:
- Я, ребята, виновата!
Признаю вину свою!
Я согласна встать, ребята,
Даже сзади буквы "Ю"!
- Что ж, - решил весь алфавит, -
Если хочет - пусть стоит!
Дело ведь совсем не в месте.
Дело в том, что все мы - вместе!
В том, чтоб все -
От А до Я -
Жили, как одна семья!
*
Буква "Я" всегда была
Всем и каждому мила.
Но советуем, друзья,
Помнить место буквы "Я"!

Великолепная пора –
Каникулы – Свобода – ух, ты!...
Чтоб не вдыхали пыль двора
Нас с братом Юрой шлют «на фрукты»

В Тирасполь... Там у нас живет
Двоюродная тетя папы
Эмилия... Здесь сад растет
Роскошный... Месяцок хотя бы

Повялимся, как на костре,
В крови накапливаем солнце...
Тирасполь – «Город на Днестре» --
По гречески... Стучит в оконце

Ветвями утром алыча...
Генералиссимус Суворов
Тот город основал, меча
Не опуская, зная норов

Свирепо зверских янычар,
Поставил на «Тирасе» крепость,
Началом ставшую начал...
Здесь принимали, как нелепость

Язык молдавский... Говорил
«Поль» исключительно по-русски
И щедро нам тепло дарил...
Отец, осилив перегрузки,

В Москве закончил ВПШ –
И он теперь собкор «Савраски»
По Северу... Теперь, паша
В ЦО ЦК, предать огласке

Он может темные дела,
Что и вменяется собкору...
А резиденция была
Отныне в Мурманске, где в школу

Пришлось недолго походить...
На севере народ суровей...
Собкора велено любить,
Сиречь – бояться... Хмуря брови,

Ответственные господа-
Товариши несут подарки
Нам с братом щедрые всегда
По праздникам.. Отец – в запарке:

Он должен побывать везде –
На совещаниях и встречах,
Пресс-конференциях... Мечте
О крупных жанрах, человечьих

Нелегких судьбах принужден
До времени «кирпич» повесить...
Я знаю, что замыслил он
О Шотмане новеллу... В месяц

Такую не осилить, нет...
Он был достойным человеком
И предан Ленину... Сюжет
Для «оттепели»... Бурным веком

Был перемолот Александр,
Не пожелавший пресмыкаться,
Приспособленчества скафандр
Не примерявший... Он сражаться

В открытую с тираном стал –
И на семнадцатом партсъезде
Его геройски обличал...
Невольник большевистской чести,

Один из редких бунтарей,
Из твердолобых честных финнов,
Не отступивший от идей...
А легион бесовских джиннов,

Наивный, силился загнать
Обратно в тесную бутылку...
Борьба за власть... Не миновать
Судьбы... Он смело шел на пытку,

На злую казнь и забытье...
Отец урывками ту повесть
Слагал – и написал ее,
Той книгой пробуждая совесть

И память возвратив борцу...
Мы в Мурманске не задержались...
Отца и матери – к концу
Пришло общенье – разбежались...

Судьба нас с матерью назад
В Петрозаводск определила...
-- Отец в командировке... Лад
В мозгах детей храня, щадила,

Не говоря всей правды, мать...
Отец в столице – зам. главреда
Редакции Европы... Знать,
Считали оба предка, вредно

Нам с братом правду до поры...
Я навещал отца в столице...
Потом по правилам игры –
Загранка... Ясно, он стремится

В Финляндию... И повезло:
Направлен в Хельсинки главредом
Журнала «Мир и мы»... Влекло
К истокам Хилтуненов... Кредо:

Жить полноценно – и отец
С азов учить решился финский –
Язык запутанный вконец
Для иностранца... Старт взяв низкий,

Папаша справился... Язык
Стал повседневным инструментов...
Он вскоре так к нему привык,
Что слился с ним... Реципиентом

Языковых его потуг
И мне придется становиться.
Поднаторев, он скажет:
-- Друг,
Ты финн – и надо научиться...

Но первым так сказал не он...
Меня вдруг посылают в Таллин,
Где будет праздник проведен –
Неделя Дружбы... Посылали

Меня как финна поздравлять
Друзей-ровесников по-фински.
Вручили текст:
-- Учи! –Ломать
Язык пытаюсь по записке...

Так... «Пионеэрит...» Словцо
Хоть отдаленно, но знакомо...
А «карьяласта»? На лицо
Гримаса вылезла...
-- Весомо,

Торжественно произноси:
«Ляхеэевят»... Понял?
-- Понял...
-- Про непонятное – спроси!
Ну, и язык! Взаправду донял.

А как учил его отец?
Так. Дальше «лямпимьят тервейсет
Ээстин...» Финиш наконец:
Ну! «Пионэерилле!»...Десять

Еще разков произнесу –
Глядишь, и выучу речугу...
Как будто леденец сосу
Иль заикаюсь, как с испугу...

Я говорил и говорил...
Не избежал, увы, позора...
Текст, что раз двадцать повторил,
Твердил упрямо «до упора»,

Едва я посмотрел на зал –
Театр «Эстония» в аншлаге –
Мне тут же разум отказал
И память... Горько бедолаге:

Стою и открываю рот,
А слов как будто и не знаю...
Ну – расхихикался народ...
И я обдулся даже... Злая

Торчит мыслишка в голове:
Всем отомщу за поруганье...
В игре, учебе, озорстве –
Во всем я заслужу признанье...

Мне, значит, первым быть во всем,
А я и так не знал четверок –
Отличник! Правда, озорством
Не отличался в коридорах

И классах школьных... А потом,
Когда из Таллина вернулись,
Встречали, как героев... В ком
Интервьюеры «звезданулись»?

Во мне: так бойко рассказал
О представительском вояже,
Что всех вокруг очаровал...
Мне сразу предложили даже

Вести на радио у нас
Еденедельную программу...
Для школьников – балдеет класс...
Я свой «портрет» вставляю в раму

Окошка в студии – и я
Те тексты, что дают, читаю...
Понятно, слушает семья,
Как я по радио вещаю.

Шел шестьдесят четвертый год...
А осенью спихнули с трона
Хрущева... Вот уж кто забот
Принес стране, довел до стона...

Он и Карелию достал:
-- А ну-ка, насадить «маиса!»...
И Брежнев, что его прогнал,
Для всех спасителем явился...

Шли из Москвы на всю страну,
В Карелии слышны отменно –
«Ровесники»... Я в них одну
Из дикторш выделяю – Лену.

Ее счастливым голоском
Озвучена заставка... С Леной
Еще покуда не знаком,
Но познакомлюсь непременно...

Еженедельно здесь в эфир
Мой выдает задорный дискант --
Сползает, улетая в мир,
Программа со стального диска –

Студийный «МЭЗ» -- магнитофон –
На тридцать восемь оборотов...
В минуту в мир бросает он
Моих полсотни слов... Кого-то,

Возможно, радует сюжет,
А для кого-то – ахинея...
Тогдашних радиогазет
Сегодняшние – не умнее...

Какой бы ни случился съезд,
Я неизменно приглашаем –
И мчусь стрелою в сотни мест –
Мы, дикторы, и там вещаем.

Обкома первый секретарь
Мне под ноги поставит ящик:
-- Лишь не части как пономарь! –
На головы ребят, стоящих

В червонно-галстучном строю
С небес обрушит репродуктор,
Что я с трибуны им «пою»...
Взлетает: «Юные...» Ану, кто

Не замер? – «Ленинцы! К борьбе
За дело...» -- И смотрю с трибуны –
Нет шевеления в толпе, --
«Коммунистической...» -- и юный

Сейчас замрет и пожилой...
Продолжу: «партии...», -- сурово, –
Я: «Будьте...», -- гром над головой, --
«Готовы!» -- И: «Всегда готовы!» --

Вся площадь дружно -- мне в ответ...
На рукаве моей – шевронов
И разных звездочек букет:
Я пионерских батальонов

Всех командир, нач. всех штабов...
Ко мне партийного начальства
Петрозаводского – любовь --
Подкармливают... Без бахвальства

Замечу, что попал в фавор...
Участник праздничных массовок...
Порой производил фурор
Стишатами инсценировок:

Сегодня будем поздравлять
И нашу мать и вашу мать...

Вскоре мы окончим школу --
Я в космос к марсу полечу...
-- А я хочу быть Терешковой
-- Быть Николаевым хочу...

Попутно: первый секретарь –
Карел, отличный дядя – Сенькин.
Народ изрядно хохотал:
Премьер был Манькин... В летке-еньке

Номенклатурной также мэр
Петрозаводска, некто Гришкин...
Есть в партэлите, например,
В развите темы – Дунькин, Тришкин...

Как оказалось, Сенькин рос
В соседстве с каменным дольменом
В карельской глухомани... Бонз
Партийных чванством непомерным

Не отличался... Это он
В подножье ящик из под пива
Мне ставил, двигал микрофон:
-- Вещай, Валера, звонко, живо...

Отец меняет амплуа.
Теперь он на посту собкора
В загранке... Я – как буржуа --
В часах швейцарских -- смотрит школа --

В моднючих джинсах... Обо мне
Являла бабушка заботу
Сверхактуальную вполне...
Еще когда Петрозаводску

Отец таланты посвящал,
Мои родители бывали
В Финляндии... Моим вещам –
Меня, как денди одевали –

Завидовали все кругом...
Я письма посылал в Суоми –
И финских марок полон дом...
И это было также, кроме

Одежды, поводом, чтоб мне
Завидовали одногодки,
Чем удовлетворен вполне...
Еще был мал – и ум короткий...

Любимым внуком был всегда
Геройской, легендарной Евы
Адамовны, что в те года,
Когда кровавые посевы

Война без жалости кругом
К смертельной жатве разводила,
Она спасала детский дом –
Детей испанских вывозила

За Волгу – с крымских берегов...
Я был ее любимым внуком --
И среди школьных вахлаков,
Благодаря ее потугам

Меня в порядке содержать
В согласье с западным стандартом,
Мне было в чем пощеголять...
Я к моде не был столь азартным,

Но я привык, что разодет...
Привык... Казалось, так и надо
Собкором трудится отец
В трех королевствах, вставших рядом:

Норвежском, шведском, датском и
Финляндской и Исландской также
Республиках... Я со скамьи,
Со школьной, что казалась гаже

Скамьи преступников в суде,
Тянусь... Давно бы бросил школу,
Но стребуют с меня везде
Бумажку – и терплю ту шкоду,

Что вносит в душу и мозги
Тоталитарная учеба –
От сих до сих – и не моги
На градус отклониться, чтобы

Не высунулся из рядов...
Всех чешут под одну гребенку.
Не школа, а дисцбат... Готов
Незаурядному ребенку

Здесь неминуемый кирдык...
Прокрусты из совнаробраза
Страшней Ягоды... Ученик
Задавлен школою... Зараза

Новаторства здесь на корню
Душилась злобною системой...
Здесь плачут много раз на дню
В душе и явно

Добавлена 20.12.2007 в 01:06:04

Письмо авторам



Последние статьи:
  Старый новый год

 

 

 

 

 

 

 

 

 


  Все материалы >

Отправьте ссылку другу!

E-mail друга: Ваше имя:


Нашим читателям

  • Вопрос - Ответ new

  • Контакты: письмо авторам

  • Карта сайта

  • Последние статьи:
    Последние новости:


    Работа над ошибками




     

     Keywords: хвар | экопоселение | кругосветка | Хилтунен | футурология |

    Хвар: официальный личный сайт © Хвар.ру Этот феноменальный человек проживает в Нью-Йорке и ваяет уже...надцатый том поэтических воспоминаний о факультете  журналистики МГУ...Поскольку пути автора и Хвара по жизни пересекались, то последнему в поэме тоже уделено внимание. 19 декабря 2007 года получен очередной фрагмент...Полный текст поэмы  - в интернете вполне ловится



    Индекс цитирования

    Движок для сайта: Sitescript