Хвар: официальный личный сайт
    
 
Главная   Статьи (772) Студия (4341) Фотографии (314) Новости   Контакты  
 

  Главная > Студия > Космомол


Обстоятельства чрезвычайны?

Астероидная опасность: мифы и реальность

Ведущие: Виталий Лукашов, Ольга Гутник

Гость: Андрей Финкельштейн, директор Института прикладной астрономии РАН

В. ЛУКАШОВ: Сразу несколько событий послужили поводом для нашей сегодняшней программы. Во-первых, столкновение на околоземной орбите двух спутников – американского и нашего, российского. Лишнее подтверждение тому, что словосочетание «космическая авария» – это уже не из области научной фантастики. Ну а второе событие – сегодня пятница, 13. И именно на пятницу, 13, которое наступит через 20 лет и 3 месяца ученые предсказывают событие, к которому будет приковано внимание, без преувеличения, всего мира. Впервые за историю человечества к Земле почти вплотную подойдет астероид Апофис. Многие с определенной долей вероятности предсказывают его столкновение с нашей планетой и катастрофу планетарного масштаба. Тем более, что Апофис – имя египетского бога зла и тьмы, извечного врага бога Солнца. Именно у нас в Петербурге находится единственный в России институт, изучающий вопрос кометно-астероидной опасности – Институт прикладной астрономии Академии наук. Его директора мы сегодня пригласили в студию «Петербургского часа».
Так сложилось, что курсы валют волнуют нас гораздо больше, чем кометно-астероидная опасность. Но в принципе, вообще, когда речь идет об опасности из космоса, то научное в данном случае настолько объединилось с популярным, что ничего, кроме усмешки, у нас не вызывает. Но с другой стороны, не так давно (в космических масштабах, конечно, не так давно) геоцентрическая система мироздания, согласно которой все планеты и Солнце вращаются вокруг Земли, считалась единственно верной. А тех, кто выступал против, сжигали на костре. Итак, к Земле движется астероид. В пятницу, 13 апреля 2029 года он вплотную подойдет к Земле. И кто знает, может, проблемы, связанные с финансовым или каким-либо другим кризисом, в этот день покажутся настолько мелкими и ничтожными. Так или иначе, астероид Апофис в центре внимания единственного института в стране, который изучает опасность из космоса – Института прикладной астрономии Академии наук. Его директора Андрея Филькенштейна мы пригласили сегодня в студию. Андрей Михайлович Финкельштейн, директор Института прикладной астрономии Российской академии наук, доктор физико-математических наук, член-корреспондент Российской академии наук. В 1968 году окончил Ленинградский госуниверситет. Автор более 300 научных работ. Область научных интересов – общая теория относительности, релятивистская небесная механика и космология. Иностранный член Королевской шведской академии инженерных наук. Член Международного астрономического союза и Межправительственного комитета по исследованию космического пространства.
Здравствуйте, Андрей Михайлович.

А. ФИНКЕЛЬШТЕЙН: Здравствуйте.

О. ГУТНИК: Добрый вечер. Андрей Михайлович, Вам сегодня вопросы будут задавать и посетители нашего сайта. Уже есть очень много интересных вопросов. Со временем мы их зачитаем.

А. ФИНКЕЛЬШТЕЙН: Давайте.

В. ЛУКАШОВ: Андрей Михайлович, лично у меня в начале словосочетание «астероидно-кометная опасность» вызвало… Вы знаете, ничего не вызвало, кроме ассоциаций с фильмом «Армагеддон» и ему подобным. Но потом выяснилось, что есть процент вероятности столкновения небесных тел с Землей. Более того, астероидно-кометной опасностью занимается Российская академия наук. Так все же, это миф или реальность – угроза столкновения с каким-то инопланетным телом большим катастрофически.

А. ФИНКЕЛЬШТЕЙН: Нет, давайте определимся сразу же. Значит, сама по себе проблема – это абсолютно четкая научная проблема, которая разрабатывается не только в России, и даже не столько в России. Она разрабатывается по всему миру. И кстати, приоритет у нее очень высок. Ясно, что это волнует публику. И вот тут такая особенность, что внутренняя идеология науки, для которой интересно этой явление, и невероятный интерес, невероятный уровень общественного мнения. Значит, я Вам скажу следующее, что события столкновения Земли с астероидами и с кометами были многочисленными. Больше того, когда формировалась Земля, вообще Земля как планета, как ее спутник Луна, была сформирована за счет ударов астероидов и комет, которые сыпались в громадном количестве, когда формировалась вот эта наша солнечная система. И кстати, (может быть, это не тема нашего разговора) благодаря этому возникла жизнь на Земле.

В. ЛУКАШОВ: «Наверное, благодаря этому» все-таки? Или «потому что»?

А. ФИНКЕЛЬШТЕЙН: Наверняка. Вот, скажем, есть такой выдающийся наш петербургский мирового класса ученый академик Наточин, который как раз и объясняет, как возникла жизнь. Она была связана с гейзерами, связана с определенным количеством натрия. Сейчас не буду в это углубляться. Но это могло возникнуть только потому, что Землю долбали непрерывно астероиды. Благодаря этому, Земля накапливала свою общую массу, формировала кору, и в конце концов превратилась в то, что мы сейчас имеем. Только на это потребовалось много миллиардов лет. Это рядовое явление. Луна вся находится вся в следах ударов астероидов и комет. На Земле это называется астроблемами, то есть, раны Земли, космические раны Земли. Мы видим это на планетах, на которых нет атмосфер. Это абсолютно рядовое явление.

В. ЛУКАШОВ: То есть, если вдруг что-то большое врежется в Землю и приведет к катастрофическим последствиям, то ученые (Вы в том числе) не удивитесь?

А. ФИНКЕЛЬШТЕЙН: Я не удивлюсь, потому что это уже бывало. Скажем, вот эти два грандиозных события 50 миллионов лет тому назад и 35 миллионов лет тому назад – оба были связаны с падением астероидов размерами от 5 до 10 километров в диаметре. Один привел к тому, что исчезли динозавры. И кстати, мы благодарим его за это, потому что возникли в это время млекопитающие. А второй 35 миллионов лет назад…

В. ЛУКАШОВ: Построили счастье на чужом несчастье.

А. ФИНКЕЛЬШТЕЙН: Да, вот в этом смысле построили счастье на чужом несчастье. А второй резко изменил флору на Земле. По сути своей это явление 100% доказанное.

В. ЛУКАШОВ: Ну вот 50 миллионов лет или даже миллион лет – это все-таки давно. Что касается астероида Апофис, который через 20 лет и ровно 2 месяца, в общем-то, многие предсказывают, что именно тогда он может удариться о Землю.

А. ФИНКЕЛЬШТЕЙН: Нет. Значит, астероид Апофис. Прежде всего скажу, что астероидов, которые сближаются с Землей и представляют потенциальную опасность, множество. Астероидов размером больше 1 километра – их больше 1000. А вообще астероидов в нашей солнечной системе сотни тысяч. В основном они вращаются между Марсом и Юпитером.

В. ЛУКАШОВ: И слава богу.

А. ФИНКЕЛЬШТЕЙН: Да, слава богу. Юпитер работает как чистильщик. Он выбрасывает астероиды за пределы. Часть астероидов (называется – астероиды группы Аполлона) входят к Земле и пересекают земную орбиту. Таких пересечений было множество. Ситуаций, когда астероид пересекал орбиту Земли ровно через полчаса после того как Земля уходила, причем, не маленькие астероиды – астероиды размером в несколько сотен метров…

В. ЛУКАШОВ: То есть, не дай бог, на 30 минут назад и большой вопрос – говорили бы мы с Вами сейчас.

А. ФИНКЕЛЬШТЕЙН: Были бы большие неприятности. Астероид Апофис. Чем он интересен? Ну, во-первых, он интересен… само название-то шикарное. Правильно? Помните, что такое Апофис – бог, который сжирает змей, который сжирает Солнце.

В. ЛУКАШОВ: Так потому и страшно, знаете.

А. ФИНКЕЛЬШТЕЙН: Те, которые названия астероидов, дает первооткрыватель. Он умный был человек и остроумный одновременно. Значит, в 2029 году. Вот сейчас это довольно хорошо доказано, потому что с наблюдениями. В 2029 году астероид приблизится к нам на расстояние приблизительно расстояние геостационарного спутника – 36000 километров. То есть, где находятся спутники связи, которые передают, кстати, телевизионные программы. Мы будем его видеть как шикарный объект, который будет ярче всех других объектов. Сравним с Венерой, скажем, которая считается утренней звездой. Она особенно хороша, хорошо видна вечером и даже ночью. А потом уйдет от нас.

В. ЛУКАШОВ: Все-таки уйдет?

А. ФИНКЕЛЬШТЕЙН: Уйдет, уйдет. Не столкнется. Но близко будет. На мой взгляд, записывать явление – первое в истории, ну как бы, идея образованного человечества – такое явление. А потом вернется в 2036 году. А вот там история другая.

В. ЛУКАШОВ: В 2036 году? Он что, к нам вернется что ли?

А. ФИНКЕЛЬШТЕЙН: Обязательно. Он сделает виток и вернется снова к нам.

В. ЛУКАШОВ: Как быстро.

А. ФИНКЕЛЬШТЕЙН: И там вероятность столкновения очень низкая. По-моему, ниже, чем 0,0004%, то есть, четыре на десять в минус пятой. Но при одном условии. За одним исключением, точнее говоря. Он имеет размеры 300 метров. Вы запомнили цифру. А у Земли есть таких две области, через которые если этот астероид пройдет (они называются замочные скважины), то гравитационное поле Земли изменит его орбиту. И уже тогда на третьем витке этот астероид со 100% вероятностью попадет в Землю. Но, помните, я сказал, что астероид имеет размеры 300 метров, а эти так называемые замочные скважины имеют размеры 700 метров, поэтому вероятность попадания туда нулевая. Но даже если он туда попадает, заканчивая этот сюжет, то мы имеем возможности очень несильными, очень простыми средствами – гравитационным тягачом на следующем витке чуть-чуть оттянуть астероид от орбиты.

В. ЛУКАШОВ: Давайте о методах защиты от астероидной опасности чуть позже. По крайней мере, резюмируя коротко то, что Вы сказали, я могу сказать, что ученые все-таки до конца не знают – в 2036 году упадет ли этот астероид на Землю. Ольга, что нам пишут?

О. ГУТНИК: Нам пишут, что мы сошли с ума, что разговариваем об астероидах в период кризиса. Совершенно не актуальная тема, с точки зрения некоторых посетителей нашего сайта. Но вот как раз спрашивает Андрея Михайловича Татьяна: «Что мы можем противопоставить внеземной угрозе?».

А. ФИНКЕЛЬШТЕЙН: Если говорить совершенно откровенно, каких-то нету четко разработанных методов. Есть в основном идеи. А вообще, ведь когда возникают методы? Тогда, как говорится, когда жизнь хватает за горло. Но, похоже, что сейчас наступают такие времена, когда жизнь хватает за горло. И будет не только рассуждать инженер (это инженерная задача), но и делать какие-то проекты. Сейчас существуют три в России больших проекта, которые разрабатываются. Это проекты, связанные, прежде всего, с наблюдением астероидов, с изучением их орбит и точным предвычислением. А вторая – с созданием различных средств борьбы с ними. Вот одно я упомянул – тягач гравитационный, который немножко меняет орбиту астероида на первом витке. В результате на втором витке он далеко уходит от Земли.

В. ЛУКАШОВ: Тягач – это как? Ракета какая-то или что?

А. ФИНКЕЛЬШТЕЙН: Это может быть ракета, которая подцепляет этот астероид. Это может быть, если говорить о гравитационном тягаче. Есть другая идея. Идея, связанная с тем, что астероид покрывается пленкой. Есть такой эффект Ярковского, который связан с тем, что астероид падает сначала, на солнце нагревается, потому уходит в тень и остывает. Возникает дополнительный импульс. Этот импульс на витке меняет довольно значительно траекторию астероида. Это можно сделать, так сказать, насильственным образом. Покройте, пожалуйста, отражающей поверхностью астероид и астероид на каком-то витке уйдет.

В. ЛУКАШОВ: Послушайте, Андрей Михайлович, вот у нас очень много звонков. Перед тем как мы примем первый из них, скажите вот то, что Вы говорите, тремя словами. То о чем Вы говорите – гравитационные тягачи, еще что-то – это фантастика или это научная реальность?

А. ФИНКЕЛЬШТЕЙН: Нет, это абсолютно научная реальность. Больше того, сейчас готовится программа, федеральная целевая программа. Если бы не было сейчас кризиса, то, я думаю, что уже с 2012 года эта федеральная целевая программа работала бы, которая приблизительно так и будет называться.

В. ЛУКАШОВ: Слушайте, вот кризис на астероидную опасность влияет. Кстати, упоминание о целевой программе, я думаю, это, Ольга, ответ тем, кто пишет, что мы сошли с ума. Теперь давайте примем звонок. Добрый вечер. Это «Петербургский час». Вы в прямом эфире. Здравствуйте. Как Вас зовут? Ваш вопрос?

ЗВОНОК: Валентина. У меня вопрос к Вашему гостю. По какому-то каналу, не помню, к сожалению, по какому, была передача о том, что по предсказанию ацтеков в 2012 году на Землю упадет какой-то астероид. Ну и будет какое-то тоже… типа апокалипсиса. Вот что-нибудь Вы об этом слышали?

А. ФИНКЕЛЬШТЕЙН: Вопрос ко мне.

В. ЛУКАШОВ: Спасибо, Валентина. От себя добавлю, что по другому каналу видел полное опровержение этой теории.

А. ФИНКЕЛЬШТЕЙН: Да, с ацтеками все ясно. Все предсказания ацтеков и календарь ацтеков не имеют никакого отношения к реальности абсолютно. Как и многие предсказания, которые делают с Глобой и другие товарищи. Никаких в 2012 году не будет астероидов, которые представляют опасность. Притом, что астероидов, как я сказал, сотни тысяч, из которых больше тысячи сближаются с Землей.

В. ЛУКАШОВ: Но в 2012 падать не собираются?

А. ФИНКЕЛЬШТЕЙН: Ничего не будет, потому что идут подробные, детальные наблюдения астероидов, где специально вызывается космическая стража. Она организована в основном в Соединенных Штатах.

В. ЛУКАШОВ: Андрей Михайлович, все же хочу вернуться к датам. Вы сказали, что в 2029 году не произойдет столкновения Земли с астероидом Апофис. Итальянские ученые заявляют о том, что как раз наиболее вероятна дата столкновения – как раз та самая пятница, 13 в апреле 2029 года. С чего это они вдруг?

А. ФИНКЕЛЬШТЕЙН: Ну вот надо сказать, что это недавно появилось сообщение. Связано это с тем… Вообще-то, этот астероид давно известен. Не помню, по-моему, чуть ли не в 1899 году был открыт. Ребята, которые это исследовали, они применили расчет орбиты астероида на будущее, вот этот эффект Ярковского, о котором я говорил. Это как раз такая штука очень тонкая, теоретическая, которая, в общем, более-менее определенна в этой науке. Поэтому это как бы одна из версий, которая была предложена итальянскими исследователями, в общем, методом довольно известным. Сказать, насколько… В общем, я Вам прямо скажу, экспертную оценку скажу. Она состоит в том, что опираться на это утверждение нельзя, потому что наблюдений новых мало. Нужно ждать новых наблюдений. И тогда будет понятно, насколько вот это моделирование эффекта Ярковского приводит вот к тому, что обнаружили итальянцы.

О. ГУТНИК: Андрей Михайлович, Аркадий Васильевич спрашивает на нашем сайте: «Не кажется ли Вам, что сообщениями о катастрофах людей просто пытаются отвлечь от их бедственного положения? Экономического, разумеется?».

А. ФИНКЕЛЬШТЕЙН: Ну отчасти он прав.

В. ЛУКАШОВ: Вот как.

А. ФИНКЕЛЬШТЕЙН: Есть такое дело. Бывает так, бывает. Но мы не из этой компании. Правильно? Мы обсуждаем науку, как я понимаю. Мы не пытаемся отвлечь людей от их бедственного положения. Тем более, еще неизвестно – может быть, у нас тоже бедственное положение.

О. ГУТНИК: А вот еще один вопрос. Тоже немножко о фантастике. «Знаете ли Вы хоть один голливудский фильм, в котором катастрофа в космосе показана адекватно?».

А. ФИНКЕЛЬШТЕЙН: Вот говорили «Армагеддон». Это хороший фильм, абсолютно адекватный.

О. ГУТНИК: Правдоподобный?

В. ЛУКАШОВ: Кстати, жутко интересно услышать точку зрения профессионала. Да неужели?

А. ФИНКЕЛЬШТЕЙН: Абсолютно адекватно описывают события, которые там происходят. Очень похоже. Я уже с другой стороны хочу на этот фильм посмотреть. Для меня всегда это такое трагическое, пример такого трагического отношения людей к проблеме. Я вот помню, на него затратили что-то около 200 миллионов долларов. А собрали от показа этого фильма еще 350 миллионов долларов. Значит, 550. А для того чтобы организовать качественное наблюдение астероидов, нужно было всего 50 миллионов долларов. Представляете? Так мне кажется, если мы говорим всерьез об этих проблемах, то, мне казалось, имело бы смысл тратить деньги не на создание фильма, а на создание соответствующих инструментов, которые в конечном итоге обезопасят нас от этого.

В. ЛУКАШОВ: Андрей Михайлович, мы хоть и не ученые, но тоже сегодня провели эксперимент. Пытались выяснить, насколько серьезно люди относятся к серьезным научным предположениям. Слово Даниилу Ронжину.
Спасибо Даниилу Ронжину. Какой ужасный финал. Андрей Михайлович, прошу Вас прокомментировать результаты. Правы ли эти люди, которые в большинстве своем не хотят страховаться? Вот я слышал, что вероятность погибнуть от падающего небесного тела едва не выше, чем при полете на самолете. Так ли это?

А. ФИНКЕЛЬШТЕЙН: Абсолютно точно. Объяснение элементарное. Это связано с тем, что вероятность того, что астероид столкнется с Землей очень низкая, но в результате, если он столкнется, то погибнет 6 миллионов людей. Вот это произведение сравнимо с тем произведением, которое имеет место в самолете, потому что самолеты падают чаще и людей в самолете меньше. Поэтому вероятность действительно высока. Понятное объяснение? Теперь насчет страховки. Вообще, я очень хорошо помню этот бизнес, когда страховались от этого, и довольно активно. Но от чего? Не от того, что погибнет от астероида, а от того, что не погибнет от астероида. Вот были такие условия страховки. Давайте застрахуемся, что в течение пят лет Вы не погибнете от астероида. Но это бизнесмены делали, потому что они освобождали деньги, превращали безналичные в наличные. Поэтому подавляющее большинство людей, кроме последнего молодого человека, абсолютно правильно делали. Не надо страховаться от астероида.

В. ЛУКАШОВ: Я Вам честно скажу: в принципе, пока еще никто и не страхует. Давайте послушаем звонок. Добрый вечер. Это «Петербургский час». Ваш вопрос?

ЗВОНОК: Здравствуйте. Меня зовут Константин. У меня такой вопрос, но не из области фантастики про Армагеддон, а из области реальности. Скажите, а вот если в приближающийся объект (мы же его заранее отслеживаем), могут ли ядерные сдерживания России или мировые, по сути – ядерные ракеты, каким-нибудь образом, скажем, изменить его траекторию или предотвратить угрозу? То есть, наше ядерное оружие сможет ли помочь в минном применении?

А. ФИНКЕЛЬШТЕЙН: Ну теоретически, инженерно может. И такие идеи есть. Основная проблема, если в настоящее время убрать, так сказать, инженерные вопросы, сугубо юридическая. Дело в том, что вводить в космос ядерное оружие запрещено. Устанавливать ядерное оружие, скажем, на Луне (такая идея была) запрещено. Поэтому для того чтобы такой механизм использовать, нужно соответствующее международное согласование, изменение вообще существующих законов международных. Убедил?

В. ЛУКАШОВ: Извините, добавлю. Ремарка. Мы еще во вселенную и не шагнули физически, но законодательно уже пытаемся.

А. ФИНКЕЛЬШТЕЙН: А кстати, совершенно нетривиальная вещь. Что значит «мы не шагнули»? Пожалуйста. Вы же знаете, что продаются участки на Луне? Продавать нельзя, потому что есть международная договоренность: на Луне, как и на других планетах и спутниках солнечной системы, всё принадлежит всему человечеству.

В. ЛУКАШОВ: Ольга, что пишут?

О. ГУТНИК: Пишут: «Есть ли жизнь на астероиде?». Но я думаю, что этот вопрос мы не обсуждаем. Вот вопрос от Ирины зачитаю: «Если астероид упадет в 2029 или каком-либо другом году, планета полностью погибнет?».

А. ФИНКЕЛЬШТЕЙН: Это зависит от размера. Чтобы Вы понимали масштабы бедствия, ни таковы: если, скажем, астероид размером 150 метров, от 150 до 300 метров.

В. ЛУКАШОВ: 300 – это Апофис как раз.

А. ФИНКЕЛЬШТЕЙН: Да, Апофис. Он падает в океан, потому что большая часть Земли – это океан. Поднимается волна.

О. ГУТНИК: А вдруг промахнется?

А. ФИНКЕЛЬШТЕЙН: Нет, я сейчас о воде, чтобы Вы оценили масштабы. Значит, это приблизительно эквивалентно взрыву, если не ошибаюсь, порядка 400000 или 500000 хиросимских ядерных бомб. Поднимается волна высотой в километр. Она к побережью подходит высотой не меньше 200 метров. Сметает все на своем пути на побережье. Мы знаем, когда всего-навсего эти волны (они называются «Кортевега − де Фриза») бывали такие в узких частях, в заливах. Поднимались на 10-15 метров, и в мгновенье погибали тысячи людей. Они выходят на территорию Соединенных Штатов для удобства, так скажем, не к нам. Это, конечно, глобальная катастрофа. Если же они падают на землю, как это было, мы знаем, что если этот астероид имеет 5, скажем, километр или больший размер, то это глобальная катастрофа, в результате чего вообще все на Земле исчезает или, скорее всего, преобразуется на Земле. Потому что возникает аналог ядерной зимы, меняется климат, гибнут фауна, флора и так далее.

В. ЛУКАШОВ: Андрей Михайлович, меньше минуты до конца программы. Блиц – два вопроса, ответы «да», «нет». Возможна ли внезапная атака из космоса, о которой не знают ученые? Внезапно откуда-то что-то прилетело.

А. ФИНКЕЛЬШТЕЙН: Природная атака?

В. ЛУКАШОВ: Да.

А. ФИНКЕЛЬШТЕЙН: Я думаю, что сейчас нет, потому что довольно хорошо исследуется это.

В. ЛУКАШОВ: Невозможно. И все же, Ваше мнение – упадет или не упадет?

А. ФИНКЕЛЬШТЕЙН: Мое мнение – не упадет в ближайшую, по моей оценке, тысячу лет.

В. ЛУКАШОВ: Ну что ж, Андрей Михайлович, спасибо большое. В одном из сообщений на нашем сайте нас заподозрили в «желтизне» – такой журналистский термин. Но, мне кажется, присутствие в нашей программе такого заслуженного деятеля науки России, то, что нам сегодня Андрей Михайлович рассказал – ответ на такие сообщения. Лично я узнал много интересного, а это никогда не вредно. Как не вредно иногда в мыслях и суждениях выходить за рамки повседневности. Андрей Михайлович, спасибо, что были гостем «Петербургского часа». Всего доброго.

О. ГУТНИК: Спасибо.

А. ФИНКЕЛЬШТЕЙН: Спасибо, до свиданья.

В. ЛУКАШОВ: Ну а «Телекурьер» сегодня о том, сколько лет обещанного ждать.


Дата: 13.02.2009, 21:57

Астероидная опасность: мифы и реальность

Ведущие: Виталий Лукашов, Ольга Гутник

Гость: Андрей Финкельштейн, директор Института прикладной астрономии РАН

В. ЛУКАШОВ: Сразу несколько событий послужили поводом для нашей сегодняшней программы. Во-первых, столкновение на околоземной орбите двух спутников – американского и нашего, российского. Лишнее подтверждение тому, что словосочетание «космическая авария» – это уже не из области научной фантастики. Ну а второе событие – сегодня пятница, 13. И именно на пятницу, 13, которое наступит через 20 лет и 3 месяца ученые предсказывают событие, к которому будет приковано внимание, без преувеличения, всего мира. Впервые за историю человечества к Земле почти вплотную подойдет астероид Апофис. Многие с определенной долей вероятности предсказывают его столкновение с нашей планетой и катастрофу планетарного масштаба. Тем более, что Апофис – имя египетского бога зла и тьмы, извечного врага бога Солнца. Именно у нас в Петербурге находится единственный в России институт, изучающий вопрос кометно-астероидной опасности – Институт прикладной астрономии Академии наук. Его директора мы сегодня пригласили в студию «Петербургского часа».
Так сложилось, что курсы валют волнуют нас гораздо больше, чем кометно-астероидная опасность. Но в принципе, вообще, когда речь идет об опасности из космоса, то научное в данном случае настолько объединилось с популярным, что ничего, кроме усмешки, у нас не вызывает. Но с другой стороны, не так давно (в космических масштабах, конечно, не так давно) геоцентрическая система мироздания, согласно которой все планеты и Солнце вращаются вокруг Земли, считалась единственно верной. А тех, кто выступал против, сжигали на костре. Итак, к Земле движется астероид. В пятницу, 13 апреля 2029 года он вплотную подойдет к Земле. И кто знает, может, проблемы, связанные с финансовым или каким-либо другим кризисом, в этот день покажутся настолько мелкими и ничтожными. Так или иначе, астероид Апофис в центре внимания единственного института в стране, который изучает опасность из космоса – Института прикладной астрономии Академии наук. Его директора Андрея Филькенштейна мы пригласили сегодня в студию. Андрей Михайлович Финкельштейн, директор Института прикладной астрономии Российской академии наук, доктор физико-математических наук, член-корреспондент Российской академии наук. В 1968 году окончил Ленинградский госуниверситет. Автор более 300 научных работ. Область научных интересов – общая теория относительности, релятивистская небесная механика и космология. Иностранный член Королевской шведской академии инженерных наук. Член Международного астрономического союза и Межправительственного комитета по исследованию космического пространства.
Здравствуйте, Андрей Михайлович.

А. ФИНКЕЛЬШТЕЙН: Здравствуйте.

О. ГУТНИК: Добрый вечер. Андрей Михайлович, Вам сегодня вопросы будут задавать и посетители нашего сайта. Уже есть очень много интересных вопросов. Со временем мы их зачитаем.

А. ФИНКЕЛЬШТЕЙН: Давайте.

В. ЛУКАШОВ: Андрей Михайлович, лично у меня в начале словосочетание «астероидно-кометная опасность» вызвало… Вы знаете, ничего не вызвало, кроме ассоциаций с фильмом «Армагеддон» и ему подобным. Но потом выяснилось, что есть процент вероятности столкновения небесных тел с Землей. Более того, астероидно-кометной опасностью занимается Российская академия наук. Так все же, это миф или реальность – угроза столкновения с каким-то инопланетным телом большим катастрофически.

А. ФИНКЕЛЬШТЕЙН: Нет, давайте определимся сразу же. Значит, сама по себе проблема – это абсолютно четкая научная проблема, которая разрабатывается не только в России, и даже не столько в России. Она разрабатывается по всему миру. И кстати, приоритет у нее очень высок. Ясно, что это волнует публику. И вот тут такая особенность, что внутренняя идеология науки, для которой интересно этой явление, и невероятный интерес, невероятный уровень общественного мнения. Значит, я Вам скажу следующее, что события столкновения Земли с астероидами и с кометами были многочисленными. Больше того, когда формировалась Земля, вообще Земля как планета, как ее спутник Луна, была сформирована за счет ударов астероидов и комет, которые сыпались в громадном количестве, когда формировалась вот эта наша солнечная система. И кстати, (может быть, это не тема нашего разговора) благодаря этому возникла жизнь на Земле.

В. ЛУКАШОВ: «Наверное, благодаря этому» все-таки? Или «потому что»?

А. ФИНКЕЛЬШТЕЙН: Наверняка. Вот, скажем, есть такой выдающийся наш петербургский мирового класса ученый академик Наточин, который как раз и объясняет, как возникла жизнь. Она была связана с гейзерами, связана с определенным количеством натрия. Сейчас не буду в это углубляться. Но это могло возникнуть только потому, что Землю долбали непрерывно астероиды. Благодаря этому, Земля накапливала свою общую массу, формировала кору, и в конце концов превратилась в то, что мы сейчас имеем. Только на это потребовалось много миллиардов лет. Это рядовое явление. Луна вся находится вся в следах ударов астероидов и комет. На Земле это называется астроблемами, то есть, раны Земли, космические раны Земли. Мы видим это на планетах, на которых нет атмосфер. Это абсолютно рядовое явление.

В. ЛУКАШОВ: То есть, если вдруг что-то большое врежется в Землю и приведет к катастрофическим последствиям, то ученые (Вы в том числе) не удивитесь?

А. ФИНКЕЛЬШТЕЙН: Я не удивлюсь, потому что это уже бывало. Скажем, вот эти два грандиозных события 50 миллионов лет тому назад и 35 миллионов лет тому назад – оба были связаны с падением астероидов размерами от 5 до 10 километров в диаметре. Один привел к тому, что исчезли динозавры. И кстати, мы благодарим его за это, потому что возникли в это время млекопитающие. А второй 35 миллионов лет назад…

В. ЛУКАШОВ: Построили счастье на чужом несчастье.

А. ФИНКЕЛЬШТЕЙН: Да, вот в этом смысле построили счастье на чужом несчастье. А второй резко изменил флору на Земле. По сути своей это явление 100% доказанное.

В. ЛУКАШОВ: Ну вот 50 миллионов лет или даже миллион лет – это все-таки давно. Что касается астероида Апофис, который через 20 лет и ровно 2 месяца, в общем-то, многие предсказывают, что именно тогда он может удариться о Землю.

А. ФИНКЕЛЬШТЕЙН: Нет. Значит, астероид Апофис. Прежде всего скажу, что астероидов, которые сближаются с Землей и представляют потенциальную опасность, множество. Астероидов размером больше 1 километра – их больше 1000. А вообще астероидов в нашей солнечной системе сотни тысяч. В основном они вращаются между Марсом и Юпитером.

В. ЛУКАШОВ: И слава богу.

А. ФИНКЕЛЬШТЕЙН: Да, слава богу. Юпитер работает как чистильщик. Он выбрасывает астероиды за пределы. Часть астероидов (называется – астероиды группы Аполлона) входят к Земле и пересекают земную орбиту. Таких пересечений было множество. Ситуаций, когда астероид пересекал орбиту Земли ровно через полчаса после того как Земля уходила, причем, не маленькие астероиды – астероиды размером в несколько сотен метров…

В. ЛУКАШОВ: То есть, не дай бог, на 30 минут назад и большой вопрос – говорили бы мы с Вами сейчас.

А. ФИНКЕЛЬШТЕЙН: Были бы большие неприятности. Астероид Апофис. Чем он интересен? Ну, во-первых, он интересен… само название-то шикарное. Правильно? Помните, что такое Апофис – бог, который сжирает змей, который сжирает Солнце.

В. ЛУКАШОВ: Так потому и страшно, знаете.

А. ФИНКЕЛЬШТЕЙН: Те, которые названия астероидов, дает первооткрыватель. Он умный был человек и остроумный одновременно. Значит, в 2029 году. Вот сейчас это довольно хорошо доказано, потому что с наблюдениями. В 2029 году астероид приблизится к нам на расстояние приблизительно расстояние геостационарного спутника – 36000 километров. То есть, где находятся спутники связи, которые передают, кстати, телевизионные программы. Мы будем его видеть как шикарный объект, который будет ярче всех других объектов. Сравним с Венерой, скажем, которая считается утренней звездой. Она особенно хороша, хорошо видна вечером и даже ночью. А потом уйдет от нас.

В. ЛУКАШОВ: Все-таки уйдет?

А. ФИНКЕЛЬШТЕЙН: Уйдет, уйдет. Не столкнется. Но близко будет. На мой взгляд, записывать явление – первое в истории, ну как бы, идея образованного человечества – такое явление. А потом вернется в 2036 году. А вот там история другая.

В. ЛУКАШОВ: В 2036 году? Он что, к нам вернется что ли?

А. ФИНКЕЛЬШТЕЙН: Обязательно. Он сделает виток и вернется снова к нам.

В. ЛУКАШОВ: Как быстро.

А. ФИНКЕЛЬШТЕЙН: И там вероятность столкновения очень низкая. По-моему, ниже, чем 0,0004%, то есть, четыре на десять в минус пятой. Но при одном условии. За одним исключением, точнее говоря. Он имеет размеры 300 метров. Вы запомнили цифру. А у Земли есть таких две области, через которые если этот астероид пройдет (они называются замочные скважины), то гравитационное поле Земли изменит его орбиту. И уже тогда на третьем витке этот астероид со 100% вероятностью попадет в Землю. Но, помните, я сказал, что астероид имеет размеры 300 метров, а эти так называемые замочные скважины имеют размеры 700 метров, поэтому вероятность попадания туда нулевая. Но даже если он туда попадает, заканчивая этот сюжет, то мы имеем возможности очень несильными, очень простыми средствами – гравитационным тягачом на следующем витке чуть-чуть оттянуть астероид от орбиты.

В. ЛУКАШОВ: Давайте о методах защиты от астероидной опасности чуть позже. По крайней мере, резюмируя коротко то, что Вы сказали, я могу сказать, что ученые все-таки до конца не знают – в 2036 году упадет ли этот астероид на Землю. Ольга, что нам пишут?

О. ГУТНИК: Нам пишут, что мы сошли с ума, что разговариваем об астероидах в период кризиса. Совершенно не актуальная тема, с точки зрения некоторых посетителей нашего сайта. Но вот как раз спрашивает Андрея Михайловича Татьяна: «Что мы можем противопоставить внеземной угрозе?».

А. ФИНКЕЛЬШТЕЙН: Если говорить совершенно откровенно, каких-то нету четко разработанных методов. Есть в основном идеи. А вообще, ведь когда возникают методы? Тогда, как говорится, когда жизнь хватает за горло. Но, похоже, что сейчас наступают такие времена, когда жизнь хватает за горло. И будет не только рассуждать инженер (это инженерная задача), но и делать какие-то проекты. Сейчас существуют три в России больших проекта, которые разрабатываются. Это проекты, связанные, прежде всего, с наблюдением астероидов, с изучением их орбит и точным предвычислением. А вторая – с созданием различных средств борьбы с ними. Вот одно я упомянул – тягач гравитационный, который немножко меняет орбиту астероида на первом витке. В результате на втором витке он далеко уходит от Земли.

В. ЛУКАШОВ: Тягач – это как? Ракета какая-то или что?

А. ФИНКЕЛЬШТЕЙН: Это может быть ракета, которая подцепляет этот астероид. Это может быть, если говорить о гравитационном тягаче. Есть другая идея. Идея, связанная с тем, что астероид покрывается пленкой. Есть такой эффект Ярковского, который связан с тем, что астероид падает сначала, на солнце нагревается, потому уходит в тень и остывает. Возникает дополнительный импульс. Этот импульс на витке меняет довольно значительно траекторию астероида. Это можно сделать, так сказать, насильственным образом. Покройте, пожалуйста, отражающей поверхностью астероид и астероид на каком-то витке уйдет.

В. ЛУКАШОВ: Послушайте, Андрей Михайлович, вот у нас очень много звонков. Перед тем как мы примем первый из них, скажите вот то, что Вы говорите, тремя словами. То о чем Вы говорите – гравитационные тягачи, еще что-то – это фантастика или это научная реальность?

А. ФИНКЕЛЬШТЕЙН: Нет, это абсолютно научная реальность. Больше того, сейчас готовится программа, федеральная целевая программа. Если бы не было сейчас кризиса, то, я думаю, что уже с 2012 года эта федеральная целевая программа работала бы, которая приблизительно так и будет называться.

В. ЛУКАШОВ: Слушайте, вот кризис на астероидную опасность влияет. Кстати, упоминание о целевой программе, я думаю, это, Ольга, ответ тем, кто пишет, что мы сошли с ума. Теперь давайте примем звонок. Добрый вечер. Это «Петербургский час». Вы в прямом эфире. Здравствуйте. Как Вас зовут? Ваш вопрос?

ЗВОНОК: Валентина. У меня вопрос к Вашему гостю. По какому-то каналу, не помню, к сожалению, по какому, была передача о том, что по предсказанию ацтеков в 2012 году на Землю упадет какой-то астероид. Ну и будет какое-то тоже… типа апокалипсиса. Вот что-нибудь Вы об этом слышали?

А. ФИНКЕЛЬШТЕЙН: Вопрос ко мне.

В. ЛУКАШОВ: Спасибо, Валентина. От себя добавлю, что по другому каналу видел полное опровержение этой теории.

А. ФИНКЕЛЬШТЕЙН: Да, с ацтеками все ясно. Все предсказания ацтеков и календарь ацтеков не имеют никакого отношения к реальности абсолютно. Как и многие предсказания, которые делают с Глобой и другие товарищи. Никаких в 2012 году не будет астероидов, которые представляют опасность. Притом, что астероидов, как я сказал, сотни тысяч, из которых больше тысячи сближаются с Землей.

В. ЛУКАШОВ: Но в 2012 падать не собираются?

А. ФИНКЕЛЬШТЕЙН: Ничего не будет, потому что идут подробные, детальные наблюдения астероидов, где специально вызывается космическая стража. Она организована в основном в Соединенных Штатах.

В. ЛУКАШОВ: Андрей Михайлович, все же хочу вернуться к датам. Вы сказали, что в 2029 году не произойдет столкновения Земли с астероидом Апофис. Итальянские ученые заявляют о том, что как раз наиболее вероятна дата столкновения – как раз та самая пятница, 13 в апреле 2029 года. С чего это они вдруг?

А. ФИНКЕЛЬШТЕЙН: Ну вот надо сказать, что это недавно появилось сообщение. Связано это с тем… Вообще-то, этот астероид давно известен. Не помню, по-моему, чуть ли не в 1899 году был открыт. Ребята, которые это исследовали, они применили расчет орбиты астероида на будущее, вот этот эффект Ярковского, о котором я говорил. Это как раз такая штука очень тонкая, теоретическая, которая, в общем, более-менее определенна в этой науке. Поэтому это как бы одна из версий, которая была предложена итальянскими исследователями, в общем, методом довольно известным. Сказать, насколько… В общем, я Вам прямо скажу, экспертную оценку скажу. Она состоит в том, что опираться на это утверждение нельзя, потому что наблюдений новых мало. Нужно ждать новых наблюдений. И тогда будет понятно, насколько вот это моделирование эффекта Ярковского приводит вот к тому, что обнаружили итальянцы.

О. ГУТНИК: Андрей Михайлович, Аркадий Васильевич спрашивает на нашем сайте: «Не кажется ли Вам, что сообщениями о катастрофах людей просто пытаются отвлечь от их бедственного положения? Экономического, разумеется?».

А. ФИНКЕЛЬШТЕЙН: Ну отчасти он прав.

Добавлена 14.03.2009 в 23:58:44

Письмо авторам



Последние статьи:
  Старый новый год

 

 

 

 

 

 

 

 

 


  Все материалы >

Отправьте ссылку другу!

E-mail друга: Ваше имя:


Нашим читателям

  • Вопрос - Ответ new

  • Контакты: письмо авторам

  • Карта сайта

  • Последние статьи:
    Последние новости:


    Работа над ошибками




     

     Keywords: хвар | экопоселение | кругосветка | Хилтунен | футурология |

    Хвар: официальный личный сайт © Хвар.ру Как бы не сбылись давние предсказания Оли Мариничевой про настоятельную необходимость готовиться к переселению на Марс...



    Индекс цитирования

    Движок для сайта: Sitescript