Хвар: официальный личный сайт
    
 
Главная   Статьи (772) Студия (4341) Фотографии (314) Новости   Контакты  
 

  Главная > Студия > Виперсон - ру-ли!


168.

22 января 2008 1765
Валерий Хилтунен: `Созидатель рассвета` из Чумазова
Надо сказать, что местный почтальон не сойдет с ума, если в письме Сереге вы напишете на конверте слово "Китеж". Так тоже дойдет: окрестные селяне уже привыкли к живописной группе странных горожан, которые - как поется в одной неприличной песне - "с пошлостью решив покончить разом, пренебрегли удобным унитазом, живут себе, начхав на исполком".

Тут, на марсианско-чумазовском болоте, еще шесть лет назад совсем ничего не стояло. А потом сюда занесло Дмитрия Морозова, профессионального историка, подвизавшегося комментатором на радио, но тосковавшего совсем по иной, немосковской, человеческой жизни...

Радиоколлеги, хотя и не поехали вслед за Дмитрием, но благожелательно наблюдали за его духовными трепыханиями на болоте и даже устраивали благотворительные радиомарафоны, чтобы хоть чуть-чуть подсобить со стартовым капиталом и ему, и другим чудикам, которые слетелись на морозовский призыв. Кстати, именно из одной такой радиопередачи и узнал впервые про "Китеж", это поселение людей, захотевших иной жизни, калужский старшеклассник Серега Хлопенов.

Приемник он включил совершенно случайно, но всем известно, что случай - это псевдоним Бога. Серега слушал внимательно, хотя к его тогдашней жизни "Китеж" не имел ну ни малейшего отношения. Первое поколение "китежан" состояло из людей зрелых, семейных, решившихся на два Поступка. Во-первых, они уехали из городов, разорвав все привычные связи. А во-вторых, приняли в свои семьи кто одного, кто двух, а кто и трех сирот. Ведь с формальной точки зрения, "Китеж" - это несколько семейных детских домов, расположенных в соседних избах и ведущих общее хозяйство. Так сподручнее.

Все это Морозов объяснял всем приезжающим любопытствующим. Выступил и перед группой желторотых калужских энтузиастов, среди которых был и Серега. Нельзя сказать, что они возвращались домой разочарованными, экскурсия была познавательной, было о чем рассказать ровесникам. Как ехали на перекладных, как чуть не свернули по лесной дороге в этот проклятый Марс, решив, что именно тут и должна произрастать всякая футурологическая экзотика......

Первая поездка в "Китеж" осталась для Сереги даже не фактом в биографии - так, фактиком. Потом были выпускные в школе, мучения с поступлением в калужский филиал Бауманского, учеба. Была нормальная жизнь нормального, крепкого провинциального технаря - без философской придури и всяких там индо-исторических тараканов в голове. Правда, среди книг на его полке чаще, чем у других студентов, попадался Ричард Бах, Толкин, Экзюпери. Ну да мало ли кто да что читает на досуге! Тем более что в основном-то там стояли учебники по сопромату и теплофизике.

А потом что-то вдруг на него нашло, и он ушел из вуза, хотя оставалось-то всего ничего... Без пререканий и экивоков пошел в армию - в чеченский год, да там и оказался, в самом пекле. Все попытки выведать у него, как он там оказался и что это значило - война, разведка, тыл врага, - натыкаются на вежливое, но твердое "сопротивление материала". Серега молча улыбается улыбкой, которую я хотя и не могу определить как вымученную, но уж никак не назову веселой.

После Чечни он ПРЯМОЙ дорогой въехал в "Китеж". Несмотря на то, что ему по-прежнему было немного лет и он годился во внуки многим из тех, кто приезжал на эту болотную пустошь, к тому времени уже превратившуюся в уютную деревеньку с церковью, школой и банькой, что-то уже было во взгляде и взглядах Сергея Хлопенова такое, что его быстро приняли как своего.

В "Китеже", как и в большинстве общин мира, царствует принцип: если пришел - оставайся, живи, но знай, что первое время ты будешь находиться под перекрестным обстрелом десятков внимательных глаз. Если станешь выпендриваться, изображать из себя пророка, чародея, то тебя при всех твоих умениях, скорее всего, попросят уехать, сказав, что чудо, конечно, хорошо, но человек в первую очередь проверяется бревном да топором. Тюк-тюк, дом за домом, растем вместе с делом, и делу - время, и медитации - час... У Сергея руки растут из правильного места. Если порасспросить, покажет, где именно лежат ЕГО бревна.

Но главная его забота в "Китеже" - компьютерный ликбез. Ведь у них тут хотя и община, но вовсе не первобытная. В гости к ним приезжают ученые, летом тут бурлит "Химера" - именно по соседству с "Китежем" решил расположить свой лагерь МГУ, будто и нет на земле другого места, где талантливый российский молодняк приобщается к высотам химии и глубинам аэродинамики. Что-то тянет сюда, на болота, этих "дынноголовых" студентов-абитуриентов, что-то они тут чуют....

Все чаще наведываются сюда и "братья по духу" из разных стран - те, кто созидает разные там "экопоселения" и "духовно-учебные центры". А если сказать одним словом - завтрашние города. Потому как, по их мнению, в будущем всякое поселение станет экологически чистым, а жизнь его обитателей - духовной и не учебной. Ибо какой ей еще быть?

...По болоту туда-сюда бегает вырвавшийся на свободу москвич Александр Шубин, бывший советник Бориса Немцова, почти "китежанин", но все никак не решающийся насовсем переехать в Чумазово из столицы. Каждую свободную минуту едет сюда, хотя путь неблизкий и трясет очень. Я говорю ему: "Шубин, отгадай, на какого персонажа ты похож? Ты похож на собаку Баскервилей - она тоже бегала по болотам, и у нее тоже были такие же горящие глаза". Шубин в ответ смеется и говорит, что сравнение дурацкое, - та собака вряд ли была счастлива, глаза ее горели совсем другим огнем.

Если вы уже забыли, как выглядят глаза у счастливых людей - заезжайте в "Китеж". Или возьмите лупу и внимательнейшим образом рассмотрите фотографии, которые Серега привез в Россию из подобного же, но шотландского поселения Финдхорн. Представляете - тысяча тамошних добрых глаз да еще сорок пар (одна - Серегина, на фоне типичного русского курносия) у студентов, изучавших в Фидхорне практическую футурологию.

...Я дремлю за печкой, а Серега, чертыхаясь, колотит по клавиатуре своего "Пентиума". Раз чертыхается - то, значит, занят отнюдь не своей прикладной футурологией, а какой-нибудь чепухой. Так и есть. Сочиняет для РОНО отчет о своей педагогической деятельности. Пишет как можно проще, избегая компьютерных терминов и уж, ясное дело, вовсе не вспоминая Финдхорн. Но старушки-методистки все равно будут дуться и думать, что Серега их дразнит. Лишь из "Китежа" в райцентр приходят отчеты, отпечатанные на лазерном принтере, в других сельских школах лазерами и не пахнет. Ну и, конечно, волнует, что именно в Чумазово за опытом и общением прутся на своих джипах странные какие-то иностранцы, у которых тоже, знаете, глаза блестят, как у доброй собаки Баскервилей.

С существованием "Китежа" местный народ смирился. Уж очень убедительно - берут сирот из детдомов, а через год-другой перед вами уже не замызганный гаврош, "ни бе, ни ме" не понимавший ни на французском, ни на литературном русском, а ладный и справный отрок, влезающий в интеллектуальные споры с победителями всероссийских олимпиад и не робеющий перед телекамерой, а прямо выкладывающий: "Раньше я был дурачок и книг не читал, а теперь я тороплюсь - столько надо всего успеть!"

Сергей тоже торопится. Я сунул нос в его финдхорнские конспекты - там вопросительных знаков куда как больше, чем восклицательных. Каждый вопрос - тема диссертации. И главные проблемы не в том, как построить ветряк или солнечную батарею, - с этим-то мировая инженерная мысль худо-бедно справится!

Главный вопрос для практического футуролога Сергея Хлопенова в том, как душу настроить на волну человечности. Как не впасть в гордыню: мы, мол, УЖЕ состоялись, а вы - которым на "Китеж" плевать, так и прозябайте в своих городах и весях? А Серега мыслит еще практичнее.

- Как не сломать маленьких "китежан", которые растут, что ни говори, в специальных условиях - на них никто не орет, в них уважают личность с самых первых шагов по жизни? - вслух размышляет он. - А ну как придется кому уехать в город, где все устроено совсем по иным законам, где человек человеку волк, а совсем не товарищ и брат? Выдержат они там, не сломаются? Не век же им всем жить в "китежском" оазисе. Так не бывает.

Вот ведь ситуация - живя в диком лесу, люди значительно меньше похожи на волков, чем жители, скажем, Москвы, где последнего дикого волка, наверное, пристрелил еще Юрий Долгорукий.

Тоскуют о будущем многие. Но на болота ради него мало кто едет. Дмитрий Морозов и Серега Хлопенов поехали. Аки Сергий Радонежский, начали тюкать топориком по бревнам, дорогу торить среди кочек. Медведи, правда, к ним не выходят - все больше подозрительное исполкомовское начальство, не очень понимающее, зачем это и к чему. Не дачники вроде, но и не совсем как бы и сектанты-староверы... Вообще говоря, к горожанам, решившим строить в сельской местности всякие там общины-коммуны, у нормальных местных людей отношение всегда бывает поначалу подозрительным.

А то ведь всякие казусы случаются. На Урале один такой энтузиаст тоже собрал чудаков-интеллигентов, поехали они вдоль красной реки до синей горы - строить светлое будущее. Птицеводство задумали наладить, для чего прикупили пару сотен цыплят. Но, мало понимая в этом деле, оказались жертвой надувательства - им всучили цыплячий выводок, где не было ни одного петуха. Можете себе представить, что вышло в результате. Вместо светлого завтра, опирающегося на прочный экономический фундамент, воцарились под той горой куриное лесбиянство и дружный хохот всех соседей.

А ведь разделение это трагическое. Криворукие гуманитарии, начитавшиеся добрых и умных книг, вроде как бы и знают, как обустроить жизнь по законам красоты, но ни хрена у них не выходит. А простые марсиане и чумазовцы живут себе припИваючи, вполне обходясь без заумных книг Рериха, Ауробиндо Гхоша и верного ученика его Ричарда Баха, написавшего про Чайку по имени Джонатан Ливингстон.

Так вот и живем в параллельных мирах. И не только в России.

В этом веке на планете было около 20 000 попыток построить большие и маленькие "города будущего". В 99 (с десятыми долями) случаях из ста дело закончилось крахом. Выжили от силы два десятка.

Но все-таки выжили! Ауровиль, Эсален, Финдхорн существуют уже более тридцати лет и вроде не собираются погибать.

На всех туристских картах индийский Ауровиль значится как "Всемирное утопическое поселение". Пять миллионов пальм насадили ауровильяне на диком бреге океана, вполне цивильных домов и дворцов понастроили - на загляденье, хотя практически не использовали механизмы, нравится им, вишь, все делать своими руками. Понятно, что в Ауровиль категорически запрещен въезд всему, что дымит и чадит, тут вовсе не пахнет бензином. Велосипедистов так много, что новички поначалу натыкаются друг на друга - Индия, движение левостороннее, на английский манер, а приезжают сюда и "правосторонние" - немцы, датчане, французы. Русских тут раньше мало было, хотя в центре города есть как бы модель планеты, где смешана земля всех стран мира - в том числе, ясное дело, и России, куда без нее миру? После статьи про Ауровиль в газету пришло 11 тысяч писем со всех концов нашего Отечества от людей, желающих немедленно уехать туда на жительство. Какой-то чиновник в индийском посольстве, напуганный таким наплывом, вывесил на дверях офиса обманное объявление в том смысле, что никакого такого Ауровиля и не существует вовсе, все это научно-фантастические сказки дядюшки Гхоша. Так что живите, как все, всем плохо.... Живут же как-то люди, слыхом не слыхивающие ни про Ауровиль, ни про другие экопоселения...

Зимой этого года в таком поселении в Шотландии и был проведен один из первых на планете практикумов для "созидателей рассвета" из десятков стран.

Событие это прошло незамеченным для мирового обывателя. Это ведь не бомбежки и не захват заложников. Это всего лишь первый выпуск из той академии, где дети - а большей частью внуки и правнуки наши - будут постигать самую сложную из наук - как выстроить другой мир. Тот, где не бомбят, не хватают людей в залог, не звереют, не чахнут, не пропускают мимо ушей сигналов из будущего.

Из сорока человек, собравшихся в Финдхорне, лишь двадцать дошли до финиша. То есть получили по полной программе всю сумму знаний об альтернативной энергетике и ресурсосберегающих технологиях, новейших психологических тренингах и мировых информационных сетях. Наш Серега был среди них. Как удалось?

- Ну, мне легче было, чем какой-нибудь американской домохозяйке, - отмахивается Сергей. - Все-таки российский вуз мозги развивает, если хоть немного хочешь чего узнать.

В "Китеже" по средам и субботам баня. Обычная, русская. Потом сидим, распаренные, пьем чай из самовара под жужжание Серегиных компьютеров. Со двора доносятся проклятия каких-то очередных московских гостей, чей джип увяз в болоте напрочь.

- Сергей, тебя в Финдхорне что поразило больше всего?

- Много улыбающихся людей. Очень много. Это поражает. Когда видишь десятки добрых лиц - у нас в "Китеже", например, - это с непривычки удивляет. Но когда добрых к тебе лиц сотни - это как шок поначалу. А потом что-то в тебе меняется. Так что к черту все теории о том, что человек по изначальной природе своей агрессивен! После Финдхорна не верю я в это.

- Не веришь? Точно?

- Точно.

- А Чечню совсем позабыл? - жестоко спрашиваю я.

- Я тебя сколько просил - об этом не стоит... Cнилась мне эта чертова война еще долго потом. И я знаю, что творится с ребятами, которые не в "Китеже", там, в послевоенной жизни. По себе знаю. Как с ума сходят, как вздрагивают от каждого звука, как не спят по ночам... Но у меня вроде прошло. Я думаю, что если бы все ребята, прошедшие Чечню, жили в таких "Китежах", им бы здорово полегчало. Такая жизнь лечит. Мир другим становится. Ведь экопоселения - это не только ветряки вместо дымящих котельных и велосипеды вместо машин. Тут люди другие, отношения между ними.

- Избранные, что ли? - провокаторски спрашиваю я. А может, просто за себя обидно стало. - Элита, хочешь сказать?

А Серега только смеется в ответ на мои сварливые наскоки.

- Это я - элита? Ну, ты даешь! Просто в каждом человеке живет тоска по иной жизни, где люди не стреляют друг в друга, не кусаются. Тоска и надежда - может, в будущем так и будет?

Я завидую и белой, и черной завистью и Сереге, и молодой его жене Юле, тоже "китежанке", и той, еще нерожденной пока девчушке, над колыбелью которой будут петься добрые песни Финдхорна. Ведь других, злых песен Сергей теперь не знает. А те, что знал раньше, - забыл и не хочет вспоминать. Я не знаю, под каким знаком родится это маленькое чудо, как будут звать его. Знаю лишь, что будет у нее (или у него, хотя Хлопеновы хотят именно дочку) гордое звание - житель большого и славного города "Китежа", из семьи первого в России дипломированного специалиста по практической футурологии. При этом успешно выполняющего и другие роли - компьютерного учителя в сельской школе, а когда придется, то и плотника. Как и положено человеку из будущего.

http://socarchive.narod.ru/infochan/person/n10/1011.htm

Добавлена 31.05.2016 в 18:07:34

Письмо авторам



Последние статьи:
  Старый новый год

 

 

 

 

 

 

 

 

 


  Все материалы >

Отправьте ссылку другу!

E-mail друга: Ваше имя:


Нашим читателям

  • Вопрос - Ответ new

  • Контакты: письмо авторам

  • Карта сайта

  • Последние статьи:
    Последние новости:


    Работа над ошибками




     

     Keywords: хвар | экопоселение | кругосветка | Хилтунен | футурология |

    Хвар: официальный личный сайт © Хвар.ру



    Индекс цитирования

    Движок для сайта: Sitescript