Хвар: официальный личный сайт
    
 
Главная   Статьи (772) Студия (4341) Фотографии (314) Новости   Контакты  
 

  Главная > Студия > Виперсон - ру-ли!


42.

Алексей Подберезкин: `Для России - я уверен - традиция сильной власти одного лица является благом`
"Период освоения и популяризации западного знания - время "догоняющего интеллектуального развития в российских общественных науках" - закончился" . А.Торкунов В свое время великий русский фантаст И. Ефремов говорил о том, что значение гуманитарных знаний в будущем будет во многом определять динамику общественного развития, а ведущей наукой станет история. На мой взгляд, именно недооценка общественных наук во многом привело к неудачам общественного развития и геополитической катастрофе СССР. Неудачи и преступления 90-х годов, трагедии и кризисы - вот та цена, которая была заплачена обществом за отставание в общественных науках. (Речь не идет, конечно, о пропаганде, которая нередко выдавалась за общественные научные знания). Одно из глубочайших заблуждений в этом ряду - попытки перенести западную (неолиберальную) политическую модель на российскую почву. В том числе и абсолютизация понятия "демократия". Дискуссия о "суверенной демократии", начатая В. Сурковым и Д. Медведевым в 2006 году, - практический пример того, как власть и элита стали критически пересматривать западные, казавшиеся идеальными, политические модели. Принято считать, что демократические выборы - один из самых эффективных социальных лифтов, которые способствуют выдвижению к управлению государством и обществом наиболее подготовленных профессионально и нравственно граждан. На практике, однако, демократические процедуры (особенно искаженные) продвигают наверх не столько лучших, сколько удобных правящей элите граждан. Напомню, что А. Гитлер и Б. Муссолини были избраны в результате демократических процедур. Мы и в сегодняшней России видим, что нередко выборы приводят к власти не лучших, а наиболее богатых, конформистски настроенных, а нередко и криминальных кандидатов. Таким образом, выборы - далеко не идеальная процедура, гарантирующая, что к управлению обществом и государством придут лучшие люди. Более того, основная часть населения (электората), составляющая большинство, в наименьшей степени способно адекватно оценить того или иного кандидата. Пример тому - выборы первого президента России Б. Ельцина, который изначально не был профессионально готов к выполнению таких обязанностей. В России еще только формируется политическая система и ее "правила игры". Поэтому особенно внимательно надо посмотреть как на зарубежный, так и собственный опыт политической истории. Так, наиболее устойчивыми политическими системами (которые не случайно являются и наиболее динамично развивающимися экономически, а также выступают лидерами в общественном развитии) вот уже несколько десятилетий являются конституционные монархии - Великобритания, Швеция, Дания. В определенном смысле монархия более адекватно, чем парламентская республика отражает потребности общества по следующим причинам: - государь с детства, изначально, готовится к управлению государством; - он обязан думать какое государство он оставит своему преемнику, т.е. он мыслит категориями дольше, чем 4 или 8 лет; - ему, как правило, не надо бороться за власть, идти на уступки и в ущерб интересам государства, заниматься идеологическими спекуляциями. Применительно к России эти закономерности только подтверждаются: российские президенты (а до этого советские генсеки) обладают фактически царской властью. При этом лишь В. Путин добровольно вышел за рамки "наследованной традиции". Для России - я уверен - традиция сильной власти одного лица является благом. Мы видим, что развитие ускоряется именно в этот период. С точки зрения развития креативного класса и интеллигенции демократические выборы вообще мало перспективны. Не трудно предугадать, кого из двух кандидатов выберет большинство - популиста или профессионала. Это подтверждает и современная российская действительность. И не только российская, но и зарубежная. Здесь мы наблюдаем весьма противоречивую тенденцию - чем сложнее, тем менее профессиональной становится правящая элита. И менее ответственной. Во многом именно из-за существующей демократической практике, когда большинство "выбирает сердцем". Не случайно выборы демонстрируют, как правило, бессодержательные дискуссии. Публичные политики во все большей степени работают "на камеру", когда законы PR-технологий определяют не только манеру поведения, но и политическую позицию. Показательны в этом случае примеры с кандидатами в президенты США, которые действуют в соответствии с законами шоу-бизнеса. Еще более показателен пример с Саакашвили, который вообще превратился в шоумена. К сожалению, публичная - политическая, идеологическая, экономическая и другие - дискуссия на выборах становится второстепенным атрибутом избирательной кампании. Что не удивительно, ведь большинство избирателей не готовы (не подготовлены, да и не хотят) вникать в суть проблем. Та небольшая часть, может быть 15-20%, избирателей, способных адекватно оценить способности политиков, не случайно совпадает с долей в обществе креативного класса, а также с долей граждан, регулярно интересующихся политической и экономической жизнью страны. Не является в этом ряду исключением и Россия. Здесь тоже доля те, кто регулярно интересуется содержательной стороной политической жизни страны, не превышает 15-20%. Это же можно сказать и о доле креативного класса. Другими словами эти избиратели всегда будут в меньшинстве. Еще в 2006 году предполагалось, что политические выборы неизбежно активизируют не только политическую борьбу, но и идеологическую дискуссию. Это естественное и позитивное качество демократического процесса неизбежно будет формировать запрос о роли той или иной социальной группы людей, поиск наиболее эффективных механизмов развития общества и государства, т.е. "соревновательных "моделей" и идеологий . Ни того, ни другого не произошло. Не было ни серьезной дискуссии, ни значимых идей. Не было даже политического соревнования, интриги. Технологии заменила и первое, и второе, и третье. Ни в СССР, ни в России интеллигенция никогда не принимала значимого участия в управлении государством и обществом. Тем более была ее креативный слой. В лучшем случае ее советы выслушивали, но к процессу принятия решений и контролю над их исполнением их просто не допускали. Не являются исключением и периоды, когда некоторых представителей интеллигенции власть использовала в своих политических целях - это было и при М.Горбачеве, и особенно в 1996 г. при Б.Ельцине. Но и тогда интеллигенция именно временно использовалась властью. И выборы лишь фиксируют эту традицию. Как сделать, чтобы креативные интеллигенты оказались не технологами на выборных процессах, а их непосредственными участниками? В последние десятилетия нарождающийся "креативный класс" и интеллигенция стали следствием развития экономики знаний и общественной потребностью во всем мире, а значит и в России. Эта объективная тенденция встречала серьезное противодействие элиты. Только в советское время эти социальные группы были политически и административно дистанцированы от власти, а в последние 15 лет то же самое было сделано экономически. Причем делалось и делается это с помощью демократических процедур, включая выборы. Такая ситуация противоречит законам развития современного общества и экономики, а значит, рано или поздно будет изменена. Уже сегодня она мешает развитию страны. Использование возможностей носителей знаний, культуры и духовности в России, переход креативных социальных групп к управлению государством, т.е. к участию в определении приоритетов и целей развития, - только отдельные штрихи той объективной, неотложной и конкретной политической задачи, которую необходимо решить. Причем (других вариантов практически нет) сделать это необходимо демократическими методами, т.е. через выборы. Вместе с тем есть и другой способ. Если признать, что элита не заинтересована в ускорении развития (элита всегда за стабильность и против развития), то остается, во-первых, усиление позиций высшего руководителя, и, во-вторых, надежда, что его воля привлечет к управлению креативные группы граждан. Вопреки консерватизму элиты. Так бывало в некоторые периоды российской истории. Например, когда Петр I выдвигал в руководство служивое дворянство и даже простолюдинов, когда Александр I и Александр II проводили свои реформы. Есть и другие примеры, уже советского периода. И. Сталин, проведя чистки и репрессии старой большевистской элиты, смело выдвигал в руководство страны молодые и креативные кадры: А. Косыгин, А. Громыко, К. Русаков и многие другие тридцатилетние министры пришли на смену пожилым большевистским вождям. Интересное письмо я получил после первых публикаций о креативных группах. Оно - свидетельство тому, что рост креатива может происходить в тоталитарных условиях. И отнюдь не только во времена правления Александра III (когда были созданы непревзойденные шедевры в литературе, науке и искусстве), но и в "эпоху застоя". Застоя, который не был таковым для креативных групп. "Глубокоуважаемый Алексей Иванович - писал мне в сентябре 2008 г. журналист В. Р. Хилтунен, - хотелось бы от всей души поблагодарить Вас за размышление о креативных группах. Парадокс положения заключается в том, что именно Россия сумела в свое время - вопреки историческим обстоятельствам - построить реальную систему воспитания креативных лидеров, но все это так и осталось невостребованным. Так уж получилось, что я остался одним из немногих живых свидетелей деятельности Комиссии по резервным возможностям человека Акселя Берга, а также других полуподпольных структур всесоюзного "Творческого Собрания" (коммунары "Алого Паруса" с их лозунгом "КАЖДОЕ дело - творчески, иначе - зачем?", топоровцы, ривинцы, альтовцы ...) - несть им числа было, я уверен, что они-то и были в совокупности той питательной средой для парадоксального "креатива-в-тоталитаризме", о котором Вы так хорошо сказали. Четверть века отрубил в старой "Комсомолке", которая была, на мой взгляд, в те годы и лучшей из виденных мной "креативных групп", и старательно собирала весь этот опыт. У нас в отделе два стула бережно хранились - Дудинцева и Аджубея. Голованов, Песков, Соловейник, Руденко, да и мы, следующее поколение, старались соответствовать. Увы, в девяностых годах цепочка прервалась... Я было совсем отчаялся, что кому-нибудь все это здесь в России в ближайший век сгодится. Уехал, бродил по свету - в десятках стран искал что-то, что хоть немного напоминало бы виденное в российском креативном андеграунде. Что-то было почти то, да всё-таки не то. В наших тоталитарных тисках качество креатива было выше...Может, в том и состояла российская задача - ценой преодоления закалиться?". Действительно, творческая активность масс, их креативность в "эпоху застоя" была выше, чем в эпоху "демократических преобразований". Тиражей журналов и газет, превосходивших нынешние в тысячи (!) раз, не хватало, а результатов творческих поисков - в науке и искусстве - было значительно больше. Все это я говорю лишь для того, чтобы еще раз разрушить миф о том, что "демократия равнозначна прогрессу". В нашем нынешнем случае применительно к России оказалось наоборот. Думаю, что революция сверху возможна, более того, необходима в сегодняшней России. Она предполагает усиление исполнительной власти, может быть, даже придание ей авторитарного характера. Даже с элементами "наследственности" или "преемственности" в ущерб идеальной демократической процедуре. Кроме того, такая революция предполагает смену "советско-демократической" элиты на профессионально-креативную. Учитывая консерватизм элиты, сделать это демократическими методами крайне трудно. Но необходимо. Вот почему я полагаю, что усиление авторитарных ноток в период правления В. Путина, было не просто не случайным, но необходимым, даже неизбежным явлением. Добавлю, которое пошло на пользу России. Теоретически реформа местного самоуправления была бы способна вызвать некое движение, привлечение к участию в политической жизни интеллигенции, "размыванию" элиты креативным классом. Но это теоретически, потому что нынешняя политическая система "формирует" не только корпус кандидатов, но и победителей. Остается один способ: власть, элита, контролирующие демократические процедуры, должны осознать, что без появления в управленческой и политической элите креативной интеллигенции, она сама уже не справится с новыми задачами. Другими словами демократия и выборы должны придти "сверху". Что, повторю, в общем-то, обычно для России. В этом смысле практика "управляемой демократии" В. Суркова - единственно верная. Она направлена на то, чтобы снизить издержки демократических процедур, которые привели к хаосу 90-х годов. Эта задача не только политическая, но и экономическая. Именно интеллигенция и "креативный класс" бизнеса, а не компрадоры, способны стать в конечном счете новой управленческой элитой государства, Творческая бизнес-элита должна вытеснить "оффшорную". Это означает, что финансовых спекулянтов и торговцев ресурсами должна вытеснить бизнес-элита, создающая новые товары и услуги. Причем преимущественно высокотехнологические. До этого все разговоры об инновациях будут пустыми рассуждениями. Кроме того, "борьба за умы", прежде всего тех представителей интеллигенции, которые формируют общественное мнение страны, отнюдь не ослабла в эпоху всеобщей борьбы за демократию, а, наоборот, усилилась, приобретает в ряде случаев крайние формы. Эти угрозы глобализации для национальной безопасности России требуют поиска качественно новых ответов, ухода от шаблонов и старых схем. Классические методы противоборства, к которым привыкла старая элита, показывают свою неэффективность. "Оранжевые" демократии, "мягкая сила" - формы демократических выборов. Противодействовать им могут только новые формы, которые способен генерировать креативный класс. И здесь выборы в интересах креативного класса, а не чиновничества, могут стать эффективным орудием борьбы. Очевидна заинтересованность некоторых правительств стран-лидеров глобализации в лоббировании своих ценностей за рубежом. При этом оказывается, что демократический процесс, включая выборы, становится инструментом навязывания уже не только своих ценностей, но и защиты национальных, иногда весьма эгоистических интересов. В том понимании, как это видится правящим элитам развитых стран. Политическое лицемерие здесь служит естественным прикрытием для вполне конкретных экономических и военно-политических целей. Причем, как показывает практика, демократические процедуры и инструменты оказываются вполне сочетаемы с дипломатическими и даже военными. Это делается наиболее эффективно политически и экономически, через НПО, через СМИ, Так, радиостанция "Свободная Европа - радио "Свобода" - частная некоммерческая информационная служба, финансируется конгрессом США и вещает на страны Восточной и Юго-Восточной Европы, Кавказа, Центральной Азии и Ближнего Востока на 29 языках. По данным самой радиостанции, ее общая аудитория составляет 35 млн. человек. Другая международная вещательная служба "Голос Америки" также финансируется правительством США. Общая аудитория - около 100 млн. человек, при этом особое внимание уделяется странам, "испытывающим недостаток в сильных независимых СМИ" . В отличие от военной силы, экономического давления или политического шантажа демократические институты и процедуры - при умелом манипулировании - не только несут наименьшие риски, относительно дешевы, но и эффективны. В особенности против стран, которые им не противодействуют, или не способных противопоставить адекватные институты гражданского общества. Другими словами, государства, не обладающие развитыми национальными общественными институтами, становятся очень уязвимыми. Эта мощь используется непосредственно для вмешательства во внутренние дела других стран. При этом самой удобной мишенью оказывается процедура демократических выборов, т.е. процесс формирования национальных элит. Естественно, в интересах вполне определенных стран. Очевидно, что профессиональная, национально-ориентированная, креативная элита, способная защищать интересы России, этим странам не нужна. Их больше устраивала бы ясно ориентированная на Запад элита "образца 90-х гг.". Поразительный опыт для тех, кто еще слепо верил в привлекательность демократических институтов, нам дал конфликт с Грузией. И не только лицемерия Саакашвили и США, их пренебрежением к достоверной информации, но и готовности использовать огромные ресурсы в целях "защиты демократии". Удивительно, что, даже признав агрессию Грузии, страны-лидеры глобализации уже через несколько недель запланировали проведение в спешном порядке в октябре встречу руководителей США, Франции, ФРГ, Всемирного банка и других институтов в Тбилиси. Естественно, для "защиты Грузинской демократии". Очевидно, что идеологические ценности, предлагаемые этими структурами, не совпадают с национальными интересами России. И правда, странно было бы ожидать, что за деньги, например, американского налогоплательщика будут укреплять российский суверенитет и развивать нашу экономику. Поэтому вопрос повышения эффективности госуправления, роли "креативного класса" и интеллигенции становится вопросом политическим, от решения которого зависит суверенитет государства. Действительно, развитой креативный класс и национальная интеллигенция способны не только нейтрализовать идеологическую интервенцию, но и создать благоприятные внешние условия для развития страны. Чем сильнее и влиятельнее национальная интеллигенция, тем сильнее ее воздействие на общественное мнение других стран. Заменить это влияние, например, государственным влиянием, очень трудно, а иногда и невозможно. Применительно к демократическим процедурам вообще и выборам в частности это означает, что реальный и эффективный контроль за ними может осуществлять только национальная интеллигенция, объединенная в развитые структуры гражданского общества. Подчеркну - реально участвующая в управлении государством, включая выборные и другие высшие должности. Вот почему выборы следует рассматривать как демократическую процедуру, способную с помощью власти привести во власть интеллигенцию и креативные группы. За последние годы нашим национальным богатством управляли партийные и хозяйственные руководители, "реформаторы", зарубежные консультанты, российские чиновники, просто бандиты, в основном - люди, часто безнравственные и некомпетентные. Люди, которые своими действиями нанесли колоссальный ущерб нашей стране. Пришло время профессионалов, ориентирующихся на национальные ценности и исторический опыт страны. Есть и другой аспект этой проблемы, а именно: велика вероятность, даже неизбежность того, что постепенно в странах-лидерах глобализации капиталистическая форма собственности будет трансформироваться в корпоративную, подобно социалистической. Уже сейчас "общенародный" капитализм серьезно теснит личную и частую собственность даже в крупных корпорациях США, некоторые из которых безвозмездно, либо на льготных условиях уступают часть акционерного капитала своим сотрудникам. Особенно заметны эти тенденции в наукоемких отраслях, где главные активы корпорации - люди. Не случайно, в XXI в. крупнейшей в мире корпорацией стала не нефтяная или торговая, а интеллектуальная - "Майкрософт". Поэтому вопрос о собственности в будущем будет решен определенно в пользу интеллектуальных корпораций. И не только произойдет перераспределение собственности, своего рода новая приватизация в пользу креативного класса, но и перераспределение власти. Такие перераспределения неизбежны в силу объективных причин. Во-первых, потому, что главным владельцем продукта и услуги в экономике знаний все чаще будет становиться не финансист, а создатель, творец. Во-вторых, неизбежен рост экономического и политического влияния креативных групп, их превращения из класса "для владельцев" в класс "для себя". Приход во власть представителей "креативного класса" - вопрос времени. Главное заключается теперь уже не в физическом присутствии во власти интеллектуалов, а в том, что их влияние на механизм власти увеличивается. Это влияние будет проявляться по-разному. И через рост институтов гражданского общества, и через демократические процедуры, включая выборы, но, главное, через неизбежное осознание обществом, властью и частью элиты роли креативного класса. Выступление В. Суркова 2 сентября 2008 года по этому поводу весьма показательно, Пока что оно не идет в русле общей, доминирующей тенденции. Оно скорее противоречит консерватизму элиты, но является очевидным признаком того, что, как минимум, часть элиты осознает значение креативных слоев населения в экономической и политической жизни России. Если эта закономерность в нашей стране будет по-прежнему игнорироваться, то в перспективе такой перекос в системе власти объективно приведет к росту угроз национальной безопасности государства. Почему? - Во-первых, недостатком публичной политики и демократии является то, что в целях обеспечения победы политические деятели вынуждены ориентироваться на симпатии большинства избирателей. Но оно в нынешних условиях не только не является самой образованной частью населения, но и не может осознать зачастую реальных перспектив и потребностей развития общества. Креативная часть общества всегда будет в меньшинстве, а ее понимание национальных интересов не всегда может совпадать с мнением большинства. Таким образом, политики, лидеры вынуждены либо вступать в конфликт с большинством, либо потакать его настроениям. Естественно, этот алгоритм управления информационным обществом не является эффективным при курсе "на опережение"; - во-вторых, пренебрежение государства и его правящего класса интересами интеллектуального и духовного развития нации часто происходит из-за того, что в их деятельности политическое, сиюминутное начало нередко преобладает над государственными интересами. Старая проблема соотношения государственных и политических мотивов в эпоху глобализации приобретает особую значимость: руководитель должен исходить из долгосрочных, а значит не всегда понятных, а тем более "приятных" задач. Простой пример, с которым ежедневно сталкиваются все руководители - потратить резерв сегодня или сохранить его на завтра, даже послезавтра; - в-третьих, существует соблазн использования новейших достижений НТР для упрощенных, силовых способов решения проблем в ущерб гуманистическим, долгосрочным. Например, военной акции НАТО в Югославии предшествовала шестимесячная информационно-пропагандистская война, которая велась по всем правилам военного искусства. Такая же ситуация повторилась в ходе грузино-южноосетинского конфликта в августе 2008 года. Именно мощь современных западных СМИ полностью показала (естественно, в нужном для Запада направлении) лживую информацию, дезориентировала западную общественность. Эти две кампании показали, что новейшие технологии, в том числе информационные, отнюдь не являются ни "главным инструментом демократии", ни объективным наблюдателем. Они - мощное оружие, способное исказить, политический результат. Таким образом, сегодня российскому обществу, как и стране в целом, необходимы системные и долгосрочные решения, основанные на качественном стратегическом прогнозе, в области общественно-политического развития страны. Мы должны не копировать чей-то опыт, а сознательно формировать государственные и общественные институты. Первые попытки (с созданием общественной палаты, например) уже предприняты. Но они должны стать не разовыми мероприятиями, а системой мер, политическим курсом. Этот вывоз в полной мере относится и к двум частным, но очень важным задачам: во-первых, созданию эффективной избирательной системы (эффективной для нации, а не для эталонов "демократичности), а, во-вторых, программированию прихода к власти в результате выборов представителей креативных слове общества, вытеснению ими прежней элиты. Важно подчеркнуть, что роль "креативного класса", научной и творческой интеллигенции и государства в XXI в., безусловно, меняется. Из оппонентов, особенно радикально-либеральных образца XIX и XX вв., интеллигенция и государство становятся союзниками, причем самыми надежными. Прежде всего, потому, что главной ценностью для государства, его приоритетом, становится национальная культура, т.е. то, что всегда было ценностью для интеллигенции. В этих условиях для интеллигенции становится все яснее, что зависимость от внешних факторов лишает нацию не только экономической независимости, но и возможности сохранить свое культурное и историческое наследие, а в конечном итоге, лишает возможностей развития личности. Именно поэтому роль государства, прежде всего, социально ориентированного, должна возрастать, а не сокращаться. Алексей Подберезкин - академик РАЕН, доктор исторических наук, профессор. 12 сентября 2008 года. www.nasledie.ru

Добавлена 31.05.2016 в 17:22:42

Письмо авторам



Последние статьи:
  Старый новый год

 

 

 

 

 

 

 

 

 


  Все материалы >

Отправьте ссылку другу!

E-mail друга: Ваше имя:


Нашим читателям

  • Вопрос - Ответ new

  • Контакты: письмо авторам

  • Карта сайта

  • Последние статьи:
    Последние новости:


    Работа над ошибками




     

     Keywords: хвар | экопоселение | кругосветка | Хилтунен | футурология |

    Хвар: официальный личный сайт © Хвар.ру



    Индекс цитирования

    Движок для сайта: Sitescript