Хвар: официальный личный сайт
    
 
Главная   Статьи (658) Студия (4219) Фотографии (314) Новости   Контакты  
 

  Главная > Статьи > Книги в работе. За Байкал!


Вводка.

Валерий ХИЛТУНЕН ЗА БАЙКАЛ! (Вводка). Я уже придумал, как будет называться наше новое издательство – «Копытолий» . Словечко это придумалось недавно на байкальском ветру. Их была тысяча, этих мохноногих и статных лошадок, не считая бурёнок, баранов и яков… При минус тридцати семи они они уходили в лес – погреться, прижавшись друг к другу. А до того – били копытами снежный наст, из-под которого добывали себе корм. Судя по их победному виду, упрямая живучая трава была вкуснее вкусного. Тридцать шесть и шесть – нормально и при минусе. Тем более, когда подков четыре тыщи. Есть подозрение, что спасение наше придёт откуда-то из глубин, из-под заскорузлой корки, которая только кажется непробиваемой. Тут надо брать пример с этих сибирских лошадок, будто специально выведенных нам в укоризну нашими и общими предками. Богатыри-казаки, спокойные и миролюбивые буддисты, староверы, декабристы со своими правильными жёнами, честные монархисты и честные, коммунисты, строители Братска, пограничник Карацупа, ракетчики в подземных шахтах… Дети матушки-России. Которая не всегда была права, ошибалась, падала, вставала, пугала, изумляла – и всё-таки пела. И всё-таки была копытом по мёрзлому снегу. Ярослав Голованов, учитель мой и старший товарищ, махая пером в одиночку, за несколько месяцев создал целую эпопею про все тридцать с лишним регионов советского Нечерноземья. Брал командировку в старой «Комсомолке» и смотрел в оба в российской глубинке. Кириллыч умер. Жив другой бродяга, Василий Песков. И ещё человек …ста или даже …сот, которые нынче и не знают толком, зачем они надрывались и мёрзли в дорогах, описывая героизм тех, кто нынче совсем не на коне… Ваш покорный слуга задался целью – собрать всех героев своих зарисовок, очерков, фельетонов. Просмотреть им в глаза, спросить – а у вас-то порох в пороховницах не отсырел ли? Я ведь писал, как умел, о тех, кто всерьёз принимал эту ныне немодную фразу про то, как мучительно больно бывает за бесцельно прожитые годы… В мае «Комсомолке» исполняется 85. Регионов в стране примерно столько. Стариков того великого Шестого Этажа на роту пока наберётся. Свистеть я научился. В «Алом Парусе», где служил то ли боцманом, то ли старпомом, у нас там судовые роли были расписаны не очень чётко – все члены команды учились всему друг у друга. В том числе и выстраивать поднимавшие на Дело газетные полосы из миллионов читательских писем, которые присылали на улицу Правды нам те, кто сегодня почему-то молчат в тряпочку. Унесённые ветром, занесённые снегом, впавшие в ступор, в конец растерявшиеся – дорогие мои мальчишки, девчонки, старушки из бывших целинниц, осипшие барды, ребячьи комиссары, что робко прячут шлемы пыльные в подвалах, так прорастай, так прорастай, моя зелёная трава! …Мне кажется, время иллюзий прошло. В восьмидесятых многие думали, что счастье начинается с 26 сортов колбасы на прилавках. Архангел ли, чёрт ли, подмигнули нам и выбросили в московский магазин уже двести сортов одного только козьего сыра – нате, жрите! Не подавиться бы… Я, кстати, совсем не против коз. И ягнят люблю, даже сильно молчащих . И жаль мне цыплят – тех самых, что миллионами живьём зарывают под Курском потому как не нашлось им на корм у крупнейшей российской птицефабрики денег, соразмерных с ценой нескольких зарубежных командировок – или даже одной, это уж от уровня зависит. Я против шкурской аномалии, когда за серьёзное выдаётся чепуха, а то, что важно - не берётся в сердце…и в голову… А может, стоит назваться «Копытолийским холмом»? Могучая куча всего невостребованного лежит под этим снежным настом, что навьюжился на наши бедные головы? Прорвёмся! Итак, книга первая – «ЗА БАЙКАЛ!» Это пусть будет типа тост. Как программа-минимум. То есть – пьём за то, чтобы человечеству всегда было, чем напиться. А про программу-максимум я с вашего позволения немного порассуждаю, когда отогреюсь с дороги. У меня личный рекорд выживаемости – выдержал минус сорок девять. Причём я встречал в городах куда как более закалённых персонажей. Я даже боле того скажу. Здоровье моё, в общем, и целом, хлипковато. Из чего вытекает, что большая часть человечества вполне уживётся в тутошних климатических неблагоприятных вроде бы обстоятельствах. Ну так вот – доложу я вам, что давно уже не чувствовал я себя таким умиротворённым, как в Забайкалье. Я раньше плакал, только улетая из Индии. Как Борис Гребенщиков. Он даже землю на аэродроме целовал, я сам видел. В Улан-Удэ не очень-то расцелуешься на этаком-то морозе. Но солёные ледышки на своих щеках я долго потом отковыривал с помощью горячей воды в высотном туалете авиакомпании «S7» бурятских линий. Чуть я шею себе не свернул в этой странной поездке . Настырный Баир всё время командовал: «Посмотри налево!» «Посмотри направо!» Бурятский вице-премьер, ответственный за социалку, как мальчишка радовался, что в его родной Степи, вчера ещё дышавшей тленом, как по мановению волшебной палочки за считанные месяцы возникло 650 будущих городов. По западной терминологии – экопоселений, можно называть эти точки родовыми поместьями, хуторами, заимками, сверхмалыми сёлами….Процесс идет лавинообразно. Тот, кто начал первым, уже обзавёлся домами, которые не сильно отличаются уже и от подмосковных коттеджей, ну, не самых, наверное, навороченных, но то ли ещё будет. Степь-матушка, обручившись с народной смекалкой, оказалась весьма урожайна на миллионеров. Триста выращенных НА ПОДНОЖНЫХ КОРМАХ овец – вот тебе и первый миллион. Затраты минимальны – зарплата пастуха. Чуть-чуть я загнул, конечно – есть ещё хлопоты с водопоем, который вдали хоть от какой-нибудь ЛЭП так вот просто не наладишь. Навесы на случай совсем уж тяжких погодных катаклизмов. Всё так. Выкручиваются, однако. Обзаводятся солнечными батареями ( а заодно и спутниковыми антеннами – для телевизора и интернета), тянут на свои средства линии электропередач. Сейчас полегче стало – государство подбрасывает деньги на антикризисные программы, борьбу с безработицей, поддержку малого бизнеса. Но начинали с абсолютного нуля. Кто продавал свою городскую квартиру, кто влезал в долги к родным – тяжело, но всё не грабительский банковский процент. ПОЖАРНИКИ Кто в тонкостях русского языка разбирается, тот никогда человека в медной каске пожарником не назовёт. Это пожарный. А пожарниками называли погорельцев, что ходили по деревням и просили Христа ради на восстановление дома. Строго говоря, все мы тут – особенно в девяностых – оказались на большом российском пепелище. То есть, это мы, а отнюдь не Шойгу - пожарники. …Эту бурятскую деревню огонь в одночасье смёл с лица земли ещё в советское время. Хотя и багры в тот год висели, где им положено, и лопат хватало. Бывало. Бывает. Будет быть. Пожар есть горение предметов к тому не предназначенных, в непредусмотренное планами время. Так пишут в учебниках. Так и было. Чудом уцелел всего один дом, обитатели которого ни за что не хотели уезжать отсюда. Умирая, отец завещал многочисленным своим сыновьям никогда не доводить до разорения родовое гнездо. Они клятву, данную отцу, перевыполнили на все сто. Или даже на тысячу процентов. В возрождённой деревне теперь живёт сорок один человек, и, судя по некоторым приметам, тут скоро появятся и сорок второй, и сорок третий. Дети внуки, правнуки. Те родственники, что подались – таки в города, приезжают на лето – и год от года уезжают всё более задумчивыми. Даже в столице республики остаётся всё меньше такого, чего бы не было в этой бывшей дикой степи. Каждая новинка – джакузи, плазма, спутниковый интернет - это как удар ниже пояса тем, кто променял чистый воздух, землю и волю на…а на что, собственно? На возможность ходить каждый день в театры, библиотеки, на выставки, питаться в хороших ресторанах? Ну, про библиотеки согласимся – они у нас пока бесплатны… Хотя, если честно, не заметил я особой толчеи в читальных залах Улан-Удэ. Да и то сказать, на то и джип, купленный на честно заработанные деньги (сдал на мясо не самый большой кусок отары!), чтобы на выходных можно было рвануть всей семьёй в столицу и шикануть там, ни в чём себе не отказав. Я думаю, что еще один оборот исторического колёсика – и реальными потребителями городской культуры, услуг турагентств будут не жители мегаполисов, а такие вот сметливые поСТЕПенные селяне, которые: - вовремя схватили степную скотоводческую фишку, не требующую дорогостоящей заготовки кормов, - на первые деньги обзавелись кто лесопилкой, кто мебельным цехом, кто пасекой, кто машин накупил для транспортного извоза, кто кафе придорожное открыл. Хоть бы и в городе. Или за границей. Земля кругла, границы всё условней. Людей с капиталами ждут всюду. И кому какое дело, что на первых порах ты был «копыталистом», всецело зависившим от того, сумеют ли твои четвероногие (курица и пчела не в счёт) питомцы пробиться к бесплатной еде сквозь снежную корку. Сначала хлеба корка, потом на ней икорка… …Эти поселения не обозначены даже на самых подробных современных глобусах. На старых картах обеих империй. Российской и Советской, тут значилось где «урочище», где «заимка», где «нжл. строения». Так радовался Бог, когда лепил нас из того, что было, заодно населяя хляби и тверди гадами, конями и всё такое. Возможно. Бог всем этим занимался на досуге, чистого творчества ради. Бурятский народ и его, как бы это по – современному - вожди? вожаки? - сотворили это чудо от безысходности. Наверное, именно на это и рассчитывал Гайдар-младший, когда хотел, чтобы шоковая терапия пробудила в гуще народных масс крик «Не могу так больше!», «Не хочу и не буду!». С развалом СССР тут, в Забайкалье, стало не просто плохо, а плохо в квадрате, кубе. Все совхозы дали дуба. От стад остались рожки да ножки – в прямом смысле этих печальных слов. Фрукты тут практически не растут - ну, разве что ранетки, эти везде пробьются. Летать на большую землю стало не по карману девяти десятых населения. Авиабилет из Улан-Удэ до Москвы, как сказал мне один пастух, равен его полугодовой ОФИЦИАЛЬНОЙ зарплате. Про «офицально-неофциально» еще посудачим чуть ниже. Но, видно, недаром Чингиз-Хан был именно из этих мест. Лучшие из его потомков от пращура унаследовали бьющую через край энергию, бесшабашность и веру, что «если не я, то и никто». …Одно время Баир работал в США и потому не сильно обижается, когда собеседники и язык ломают, выговаривая заковыристые его отчество и фамилию. Но страна должна знать своих героев. Поэтому прошу любить и жаловать: Бальжиров Баир Гвибалович. Это он заманил нас с Ириной Галановой в Бурятию. Я вообще-то в ЮАР собирался на всемирный фестиваль молодёжи и студентов. Там, кстати, тоже за сорок градусов в тени бы было. Я даже одет был по-летнему. И потому на меня улан-удинцы смотрели с некоторым подозрением. Типа не сбежал ли я откуда-то. А я и впрямь сбежал. В степь широкую. Где всегда приютят и всегда одинаково под шумок, чем найдут, угостят наповал. И всё такое, о чём, я думал, теперь только в стихах и песнях. Оказалось, слухи о конце света в связи с массовым оскотиниванием весьма преувеличены. Свет в конце туннеля нашёлся в самом неожиданном месте. Рядом со скотинкой. Там пахло мясом. Это уде бывало в истории. Нижегородец Кузьма Минин по одной из версий был старостой именно мясного ряда. Говорят, что и среди командиров партизанских отрядов Великой Отечественной было непропорционально много тех, кто до войны работал по животноводству. Отчего так, не ведаю. Но факт остаётся фактом. …Народ оказался чудовищно живуч. Он бы, думаю, выжил, даже если бы посыпали дустом. Лишь бы прищурили бы поуже свои неширокие глаза… Но с ядохимикатами тут тоже стало не ахти. А со связью всегда была беда. Да ещё разница во времени. Пожалуй, именно Бурятией командовать издалека было сложнее всего. В Москве чиновники только-только поднимались из-за кофе, а Байкал уже прикрывал своё око сумерками. …Так уж получилось, что билеты в Забайкалье стоят ДОРОЖЕ, чем на Дальний Восток – на жителей тихоокеанского побережья распространяются всякие дополнительные льготы, что бурятам недоступны. Так что и командировочные проверяющие досаждали республике чуть реже. И в нечто внятно-понятное успевали прорасти некоторые небесспорные начинания, которые других местах душились на корню, в самом зародыше. Если бы года три назад, когда гурты-заимки-полустанки ещё не исчислялись сотнями, какая-нибудь сверхбдительная длань обзавелась биноклем, докладная записка в Кремль могла бы выглядеть таким образом: «При явном попустительстве местных властей участились случаи самозахвата участков и незаконного возведения жилья на землях сельскохозяйственного назначения. Общая территория вакханалии беззакония уже превысила миллион гектаров. Прошу принять срочные меры». Закон что дышло. И что чуть-чуть дышало – то бы и погибло. И окончательно умерла бы Степь. Ни бе, ни ем, ни кукареку - лишь ветра одичавшего порыв, да вой волков, которым от полного отсутствия скота пришлось бы есть друг друга и тех совсем уж болезных жителей, что не удрали бы отсель, куда глаза глядят – в Москву, Китай, Саратов… Но эти загадочные люди почему-то не ноют. Какой-то удивительный замес староверческого и буддистского духа вырастил тут уникальную даже для Сибири породу железных человеков… Интеллигентный оппонент в узких очочках тут непременно поправит меня, что, мол, слова «порода» и «гурт» для хомо сапиенсов оскорбительна. Фиг вам. Я с каждым часом своего шлынданья по снежной пустыни больше хотел быть похожим на этих лохматых коней, что грациозно сшибали копытами – нет, не гимназисток кудрявых и не ямщиков с облучков, а а) снежный наст, б) дурацкое моё представление том, что жизнь в Москве - или бери выше! – в экологически безупречном Хельсинки может быть более человеческой, чем вот в этой полынной Степи. под которым много чего вкусного произрастает и зимой, включая и корень саранки, попробовав который будешь нос воротить при виде лучших в мире йогуртов даже в Гастрономическом театре на Кутузовском. Где, как известно, одних сортов козьего сыра штук двести, но всё привозное, заморское, а теперь ещё и заморГское, поскольку и дрожжи нынче известно, где выращиваются, да и козы-коровы в цивилизованных промышленных стойлах всё чаще напоминают живых мертвецов с гипертрофированно развитыми выменами. Один мой знакомый окончательно перешел на колбасу, сделанную из морской капусты после случайного посещения не мясокомбината даже, а суперфермы, где тыщи бурёнок висели на помочах, а в вены им были вставлены катетеры для кормления… «И снится мне трава, трава у дома…» Кто не знает – эта песня раньше была именно про несчастную корову – текст этот срочно переиначили ко Дню космонавтики. Боюсь, что запасов капусты на всех скоро может и не хватить. В интернете даже дети, а зловредный портал rotten.com не гнушается видеорепортажами из самых гнусных мест – посмотришь раз-другой на то, что передовое человечество сотворило с животноводством, вот тебе и рвотный рефлекс на всю оставшуюся жизнь. Попутно замечу, что стоил бы оторвать бесполезный орган (голову) тому унтер-пришибеву, который догадался забанить и «Одноклассников», и «ВКонтакте» на компьютерах сразу всех школ необъятной России, лишний раз напомнив ребятишкам из отдалённых сёл, что они – второй сорт. Я в Москве не встречал ещё ни одного подростка, который запрет этот не мог бы обойти – интернет-салонов и одноклеточных соседей тут пруд пруди. Ну, ничего, уже и в бурятской глубинке домашний компьютер перестаёт быть дивом дивным. И я не удивлюсь, ежели именно Забайкалье станет первым в России регионом, где свои персональные сайты, странички в сетях есть у ста процентов жителей. Ау, «Утконос!». Москвичи-то как-нибудь переживут отсутствие интернет-заказников. А в степях именно тебя, носатый, и ждут, вспоминая недобрым словом тех, кто поломал старинную систему автолавок, привозивших, чего изволят те, кто делил с лошадками воду и небо дальних пастбищ. Но я ловил себя на том, что тут, в Степи За Байкалом, где белковая пища тоже ведь не на розовых кустах произрастает, я спокойно бродил коридорами и «Мясного двора», и конкурирующего «Мясного двора Плюс», но вид висящих на крюках свежеосвежёванных туш никаких таких зловредных эмоций не вызывал. Это было что-то из области круговорота волы в природе. И не было у меня зла на охотников, которые рассказывали мне о том, как вместо изюбря натыкались в тайге на пару медведей, с одним из которых по-хорошему договориться не удалось… ЯК-42, 43, 44… Предвижу непременную коллизию – налоговики со сверхдальними биноклями будут стараться вычислить ТОЧНОЕ количество яков, коров, лошадей, чтобы содрать три шкуры…с фермера. Появятся новаторы, которые предложат и более дешёвый способ подсчёта. Например, собираем лопатой всё бизонье говно с квадратного километра делим на один примерный как. Чтобы выковырять из кармана фельдшерицы или учителя физкультуры дополнительную копейку. Копейки эти, собранные в один кулак, потом пойдут в районный центр, оттуда в Улан-Удэ, Москву – и обернутся, скажем, в статью «Содержание детских домов и школ-интернатов», где на 150 тысяч своих социальных сирот Россия матушка ежегодно потратит 2.5 миллиарда долларов или по полмиллиона на каждую душу, рождённую ненароком, в пьяном угаре, и брошенную на произвол судьбы и родины. Которая, возможно, и добра, но умом не сильно блещет, иначе и не объяснишь, почему она приёмным родителям платит 4 700 сиротских рублей в месяц. Городской русский мальчишка, уже стоивший налогоплательщикам 7 миллионов рублей и не умеющий сам правильно завязывать шнурки, говорит своей новой бурятской мамочке, что КИТАЙСКИЕ штаны он носить не станет. Хорошо, что у мамы есть конь. И две сотни коров. И за тысячу с лишним овец. И у всех есть КОПЫТА – без них раздолбить снежный наст и пробиться к траве – невозможно. А наготовить сена на этакую прожорливую рать – можно, конечно, но если есть техника, горючее, орда механизаторов – всё это осталось в советском прошлом. Это прошлое до сих пор живёт в каждом доме – почётными грамотами на стенах, газетными вырезками, где повествуется о трудовых подвигах, полинялыми вымпелами, книжками Брежнева, до сих пор не изъятыми из школьной библиотеки по недосмотру проверяющих…. Слезами в подушку. Обидой на весь белый свет. Можно плакать и ругаться. Можно – как они… Месячное пособие на сироту аккурат соразмерно полутора сданным тушкам, хотя нет, за одного красавца-барана с большими яйцами дают ДВУХМЕСЯЧНУЮ сумму. Всё это было бы смешно. Как хорошо, что снегом заметает дороги – и никакая сверхактивная дура из города не сунется в степь со своими идиотическими предписаниями о том, что в 16 лет нельзя на коня, нельзя ковыряться в коровьем навозе…нельзя вытирать мокрой тряпкой доску на уроке… Мне кажется, что общеизвестные хозяйственные успехи Америки в немалой степени обусловлены и тем, что ковбои вовремя поубивали всех своих дураков на дорогах, а особенно дипломированных дур, которые своими благими намерениями «защитить», «не давать», «не пускать» уже хорошо поспособствовали тому, что в стране выросло поколение криворуких и плоскомозглых лентяев… К счастью, есть ещё Степь. В Улан-Удэ недавно на несколько десятков будущих уголовников стало меньше. Зато в Степи появилось ровно столько же будущих героев труда. Или Героев России. Потому как вооружённый чабан рано или поздно кого-нибудь да зашибёт из своей двустволки. А то и сразу двух – китайско-монгольского контрабандиста и горожанина на джипе, позарившегося на чужую тёлку. Ребятишек, которые на мой вопрос, не хотели бы они вернуться в город, смотрели на меня с жалостью, как на неисправимого недотёпу, уже около ста. Их может быть и больше. Среди желающих стать профессиональными мамами тут конкурс. И дело совсем не в деньгах. В Алтайском крае тоже прошла кампания «социальных сирот - в фермерские семьи». Но там толчком был неурожай – государственные пособия на приёмных детей оказались единственным доходом для селян, вляпавшихся в неурожай и неподъёмные кредиты. Бурятия оказалась в списке регионов, где сердобольным папам-мамам выплачивают самую мизерную, пожалуй, сумму – почти в пять раз меньшую, чем в центре европейской части страны. Это обидно, это постыдно, но зато бурятские родители вне подозрений – тут дел не в корысти. Хотя, конечно, трезвый хозяйственный расчёт присутствует. Получив из Москвы очередную общероссийскую указивку, в Улан-Удэ схватились за голову. Если оставлять, как это требовала столица, только те сельские школы, где учится чёртова дюжина и больше ребят, то очень быстро опустеют практически все малые сёла вдоль китайской границы. И по образовавшейся пустыне будет бегать лишь одинокий герой-пограничник Карацупа со своим верным псом Ингусом. Вообще-то пёс имел кличку Индус, но в те давние годы тоже имела место быть политкорректность. Да как бы и не звали теперь этого пса, хоть Чубайс, хоть Мао Цзедун, он явно останется последним представителем всей одомашненной фауны. Потому что цепочка будет очевидной. Нет школы – нет деревни. Нет деревни - нет скота. Те, кто предполагал, что в забайкальской степи можно будет организовать безболезненный подвоз детей в школу, явно имел повышенную температуру голову и кабинетов. Закалённые потомки староверов и чингизидов к знаниям тянутся и тогда, когда их сопливые московские ровесники рады-радёшеньки дополнительной возможности оттянуться весь день у телевизора. Тут другие дети. Дело не в них, а в технике и расстояниях. Мне рассказывали, как чуть не всё районное руководство едва не дало дуба через час после ого, как заглох мотор их машины – не худшей, надо думать, на пустынной степной дороге, где слово «пробка» шофёры понимают лишь с большим напряжением мысли. Дети-то ни и при минус сорока бегают по улицам. Сибиряки… Именно из таких вырастали те, кто под командованием генерала Зимы накостылял фрицам под Москвой. Уже ради этого столице стоило бы как-то по особенному отнестись к своим специфическим окраинам. Спасибо рисковому бурятскому губернатору Вячеславу Владимировичу Наговицыну – он своим указом приостановил вредительское, по сути, распоряжение. Но вовсе отменить было не в его силах. Тогда и началось брожение в среде учителей. Гнет, они не перекрывали телами дорог – да и кто бы заметил их жалкие шлагбаумы на тысячах безлюдных километров, где что голая степь, что проезжая часть – невелика разница. Учителя малокомплектных школ стали греметь костяшками счётов, крутить ручки арифмометров, щёлкать по клавишам компьютеров - у кого что под рукой оказалось, тем и вооружились. Почитали – прослезились. На них вплотную надвигалась волна массовой безработицы, бескормицы, безнадёги. Кто первым выдвинул Идею, сейчас уже трудно сказать. Возможно, всё тот же Баир. Здравый смысл подсказал выход. Учителя начали принимать в свои семьи социальных сирот. Примеру педагогов последовали и другие жители. Интересно, что в тех немногих сёлах, где угрозы закрытия школ не было, не было и приёмных семей. …Приходилось вслед за Баиром таранить сугробы, чтобы окинуть взглядом зверей и благословить добрым словом детей. Особенно тех, что УЖЕ спаслись. А их уже – десятки. Будут – сотни. А будь моя воля – я бы именно сюда и свёз всю сиротскую рать России. Самолётом, вездеходом, паровозом, да хоть на воздушных шариках, надутых на фабрике резинотехнических изделий. К идее этой я пришёл не сразу. Последней каплей стала встреча в доме одной из отважных учительниц, распахнувшей сердце и двери для трёх мальчишек, которые приходились какими-то совсем дальними и ненужными родственниками и друг другу, и матерям своим… …Я раскручивал этих трёх - Водолея, Тельца и Рака – бывших трудных подростков из улан-удинского интерната, которые оказались несколько месяцев назад на этом буранном полустанке, где до ближайшего табачного киоска и на резвом коне не доскачешь, а слово «ширяться» многие здешние бабушки так и не смогли понять, как я им не втолковывал. Одна, кстати, решила, что я имею в виду компьютерное расширение, потому как внук уже приобщил её к широкополостному интернету. А к биде она и сама быстро привыкла. И к плазменному телеэкрану. В магазине были и другие телевизоры, попроще, но и антенны, и приёмники тут выбираются «не хуже, чем нас соседнем гурте». … БЕЙ СЕБЯ - СПАСАЙ РОСИЮ И если эта сука когда-нибудь сунется сюда на джипе, то я их последних силёнок оседлаю коня…или так приползу, чтобы перегрызть её глотку. А там – сажайте меня. Всё равно ведь не жить в стране идиотов – не важно каких - что непуганых, что сильно испуганных… И похороните меня в чистом поле. Буряты не рыли могил - берегли сверхтонкий слой гумуса. Они покойников своих свозили в степь широкую, поближе к сапсанам, а плакали за всех сразу – по буддистским дацанам и родовым кумирням… Здесь всё перепуталось – староверы ходят молиться Христу в бурятские храмы, русский поп бросает монетку из окна автомобиля, проезжая языческий знак на дороге – так, на всякий случай… В домах я видел и иконы, и фото Далай-ламы. Тут праздников больше в три раза – традиции древнего тенгрианского шаманизма оказались устойчивыми, ни буддизм, ни христианство так и не уничтожили эти красочные праздники, где общий молебен Единому Синему Небу, хотя и загримированный под какую-нибудь народную фольклористику по-прежнему отзывается общей вибрацией душ. Кстати, в некоторые западные страны уже запрещён въезд народных сибирских ансамблей – на концертах были смертные случаи: слабонервные обитатели мегаполисов не выдерживали звуков древних свирелей, варганов, жалеек… Как волки, сбежавшие из зоопарков, уже умирают в степи от нехлорированной воды Все мы теперь как эти волки. Но ведь и все мы хоть немножечко лошади, это я еще со школьной скамьи помню, из Маяковского. Ошибаются народы, есть ошибки у природы, лишь поэты понимают верно. Скачи, мой конь - туда, где нету хлорки, где пробок нет, глаза ковбоев зорки… Тут волей-неволей запишешь стихами. И слова «ковбой из прерий», которое вовсе ничем не лучше своего русского эквивалента «пастух-скотовод из степи», упорнее просится на язык, это уж заслуга Голливуда, и упрёк лично мне, который в других, часто дурацких хлопотах. Не нашёл времени, чтобы нужными словами воспеть и опоэтизировать… Прошу считать эту статью мою покаянием и первым вкладом в Забайкалиаду. Между прочим, по самым далёким улусам малых народов Сибири люди продолжают писать свои древние эпосы. Ведь жизнь всё равно продолжается. Если, конечно, речь идёт о настоящей Жизни. Я, чтобы сэкономить драгоценное время моих оппонентов, могу сам выступить в роли прокуратора и в пух разнести всю эту свою ненаучную фантастику. САМ СЕБЕ ПРОКУРОР Но и сам себе адвокатом постараюсь быть: Тезис первый. Сироты в Забакалье вымерзнут. Антитезис. Но я-то ведь умер. И ещё миллион человек разной степени морозоустойчивости. Кстати, бывали случаи, когда африканская мамашка благополучно разрешалась бременем в открытой Арктике. Однако живуче оно, человечество. Тезис второй. Родители социальных сирот будут сильно плакать о невозможности хоть одним глазком посмотреть не то, как в степи замерзают брошенные ими дети. Антитезис. Мне, например, плевать (не на степь, и не на детей, а на их непутёвых родителей). Если кто сильно захочет обнять сыночка – дорога в трезвую степь никому не заказана. Я знаю компанию бардов, которые бесплатно добирались из Москвы до Владивостока под перестук колёс и – кто пел, то помнит! – «Эй, скорей собирайся веселый народ, приумолкните, бабы и сплетники, так велось испокон, есть старинный закон – будут песней платить безбилетники. Знают все, знают все – безбилетник не вор, нам стипендия жалкая брошена, даже сам прокурор нам смягчит приговор, потому что мы очень хорошие». Властью песен быть людьми могу даже змеи. В конце дороги, глядишь, и ёкнет сердце и станет мучительно больно за бесцельно прожитые годы… И захочется остаться в Степи. Но я бы, честно говоря, без испытательного срока тут людей старше 16 не оставлял – зачем поганить травы и саранку? Не спорю – каждый ребёнок имеет право лицезреть свою родную мать, какой бы она ни была. Ну, что же – будет лишний повод поскорее вырастить трёх белых барашков – если их сдать на мясокомбинат, получишь как раз на билет до Москвы. Хорошенькое такое измерение – билет мощностью в три бараньи тушки. Тезис третий… При вступлении России в ВТО лафа с гуртами кончится, потому, как Бразилия закидает нас коровьими тушами по цене 50 рублей за килограмм. Антитезис. Я не буду выдавать всех тайн бурятского животноводства, чтобы не осложнять жизнь Забайкалья, а о ведь налетит стервятников со счётами и двустволками, но один местный профессор мне по секрету сказал, что вполне обсуждаема цифра себестоимости в 1 евро, а то и 1 доллар за килограмм…А то ли еще будет, если ему удастся (а я по хитрющим лишь внешне спокойным глазам буддистким глазам вижу, что непременно удастся!) заманить с территории Китая чудом сохранившуюся там бурятскую корову…И если ветеринарам удастся сосватать на массовую любовь друг к другу низкорослых выносливых яков и пышногрудых голландских бурёнок, то их общие дети буду давать молоко с жирностью в 8 процентов….Не скрою, и руки, и мозг зачесались, когда профессор сказал, что Нобелевская премия уже ждёт, кто разгадает главную ветеринарную тайну Степи – почему эти мычащие отпрыски, якокоровы, живут в два раза дольше обоих своих родителей. А может, именно тут кроется разгадка и человечьих проблем – долголетия, а то и бессмертия? Завидую мальчику Ване - его угораздило родиться именно под знаком Водолея, как и большинство гениев, и плевать, что зачали его за девять месяцев до того в пьяном угаре два двуногих безрогих индивида, без перьев и с мягкой мочкой уха, как в древности определялся и Человек, и карикатура на него…. Степь поправит и исправит. Ваню я застал возле компьютера – он ПОМОГАЛ разобраться с ним старшему мальчику-инвалиду, родному сыну его второй и, кажется, уже настоящей мамы. Этим маленьким пастушкам не нужны пряники, а кнуты у них свои. И у каждого есть калькулятор, на котором он ревниво считает ежедневные привесы «своих» баранов и «баранесс». Потому как от того, каким будет семейный бюджет, зависит марка будущего компьютера и игровой приставки, и сотового, который он сможет купить на честно заработанные деньги. Совсем этот Ванька и его бывшие «со-трудники» по интернату не были похожи на молчащих ягнят. Кстати, эти ягнята не очень-то и молчат, как многие из нас. При температуре ниже (читай: «когда холоднее») 37 градусов умные животные сами находят места потеплее: коровы, задрав хвосты, драпают в лес, бараны жмутся друг к дружке, внутри отары идут какие-то свои, постороннему не очень понятные переговоры, чмоканья, повизгивания, то и дело взбрыкивает рогами к небу роскошный баран-продюсер (в переводе с английского это ведь всего-навсего «производитель», импотентов, которые ни «бе», ни «ме», тут не держат – какой от них толк на ветру?), Тезис четвёртый. Рано или поздно всю эту малонаселённую территорию всё равно заселят китайцы, чья Поднебесная и так уже похода на квашню, откуда прёт неведомая сила, а ежели они ещё и либерализуют свои антидетские законы, то мало отнюдь не покажется. Антитезис. Истинно китайские (ханьские) китайцы, которых мы мало знаем, потому как на рынках чаще встречаем их соседей, отличаются предельной привязанностью к своим клочкам целованной-перецелованной земли и уехать далеко от дома, да ещё в мерзлоту, их можно заставить только ну уж очень большим кнутом или сверхсладким пряником. При прочих равных такое, казалось бы, с виду близкое Забайкалье будет куда как менее притягательна для китайцев, чем Австралия, Индонезия, Средняя Азия, Африка. И даже приполярные Канада. Норвегия, Таймыр. Потому как Синь Хуапеня и его тётю в роли нефтедобытчиков ещё можно представить, но в роли степного ковбоя – это надо сильно пофантазировать. Многовековое противостояние с кочевниками вылилось ведь не только в Великую Китайскую стену – жители Пекина до недавних пор традиционно чурались практически всего, что было родом из Степи. Вот говорят, что китайцы едят всё, что о четырёх ногах, окромя стола, и всё, что летает, не считая самолета. Но при этом на их столах – ни кумыса, ни даже сыра, да и вообще молочная продукция только-только начинает входить в их обиход. Кстати, это ещё один повод для оптимизма: рынок сбыта будет расширяться до беспредела. Лишь бы тут не воцарился беспредел. Впрочем, один тихий-тихий с виду бурятский чабан уже стал Героем России за то, что успешно оборонил свою отару от разбойников - стрелял метко, и никакая узость взгляда ему не помешала! И если полтора миллиарда китайцев будут вычавкивать и выхлёбывать надобное им количество не дорогого мяса и молока из приграничных областей Степи, на кой им ляд рвать когти в безнадёжно загаженную Гвинею и морозить яйца в Канаде? На всякий случай доложу, что плотность населения, например, в центре Сингапура такова, что если ВЕСЬ Китай будет жить так же тесно, то на его территории сможет уместиться ТРИЛЛИОН людей. Это на два порядка больше, чем нас тут ВСЕХ на шарике имеется в наличии. Да чего далеко лететь за примером - в Новом Косине, куда какой-то чиновный недоумок однажды захотел отселить подальше от центра Москвы многодетные семьи, плотность раз в триста выше среднекитайской и лишь чуть уступает рекордной – ну и чё, кто-то там умирает от особого недоизбытка Аш Два О и О два? И ещё один пунктик. Уж если русские городские дети, ни слова не кумекавшие по-бурятски, через три месяца становятся в Степи двуязыкими, то кто помешает и китайчатам освоиться в новой культурной среде, тем более, что и внешне они куда как более похожи на Баира, чем Ванька с калькулятором. Великий афрорус по фамилии Пушкин только бы улыбнулся, увидев, как становятся китаерусами (или русокитами) потомки Конфуция, писавшего в своём дневнике, что вот сегодня он прошёл по городу более-менее без потерь – даже пуговки халата остались целы, ибо толпа была не столь могуча, как вчера. Чего мы боимся? Что китайское дерьмо легко найдёт общий язык с российским и мы тут все останемся совсем уж вдали и от Пушкина, и от Го Можо? Ну, так не надо воспроизводить дерьмо, причем с каким-то мазохистским остервенением тратя на это два с половиной миллиарда долларов ежегодно. По пятьсот рублей от КАЖДОГО россиянина. На пополнение тюрем, финансирование наркомафии, пособия будущим матерям-алкоголичкам. В России можно только сбрендить… Но даже русскому уму непостижимо – КТО всё это выдумал? Да отдай мы хоть половину из этих 75 миллиардов рублей Бурятии, которую она потратит на электрификацию и обустройство уже не 650 гуртов, как сегодня, а хотя бы десяти тысяч, то ведь у Президента с Премьером ровно на две головные боли было бы меньше – надежно закрылся бы гигантский кусок полубеспризорной нынче границы и ОКОНЧАТЕЛЬНО была бы решена проблема социальных сирот. В мире есть женщина, взявшая в свою семью по 2 000 сирот. Слов нет - совсем уж безумица храбрая, так нам ведь и не надо на неё ориентироваться, хотя вторая, ныне умершая - была комсомолка из Саратова Тоня Хлебушкина, которую я, к счастью, еще застал в живых, а сейчас имею честь постоять у её могилы в Ташкенте, которая с в е т и т с я. На просторах СНГ проживает несколько семей, ставших родными для 50, 60 и даже более сирот. Живут же люди. Руку даю на отсечение, что если бы государство выплачивало не жалкие 4700, а хотя бы 47 000 за каждого малыша (при этой цифре казна вообще ничего бы не потеряла), в каждом из гуртов могло бы жить-поживать, никому не досаждая, те самые 16 «до шестнадцати», которые бы в сумме и составили весь официально зарегистрированный левый фланг криминала, его основной резервуар. Тут и ещё один нюанс. Я бы поостерёгся пропагандировать такую же идею применительно к Кавказу и даже Татарии. Тотальное «омусульманивание» отечественных сирот вряд ли пришлось бы по вкусу всем россиянам. (Далее в ауд

Добавлена 27.02.2011 в 11:17:29

Письмо авторам



Последние статьи:
  "Советник Президента" N77-2010

  "Культура и жизнь", 1979,7. Кто такие Никитины?

  Начни с...

  Амазония

  "Пионер". 1989,6. Его величество коммунарский сбор

  Южная Корея. Непристойбище

  Журнал "Твоя ДОРОГА". 2010, октябрь

  Московские новости. - 1994. - 11 - 18 сент.

  Правда


  Все материалы >

Отправьте ссылку другу!

E-mail друга: Ваше имя:


Нашим читателям

  • Вопрос - Ответ new

  • Контакты: письмо авторам

  • Карта сайта

  • Последние статьи:
    Последние новости:


    Работа над ошибками




     

     Keywords: хвар | экопоселение | кругосветка | Хилтунен | футурология |

    Хвар: официальный личный сайт © Хвар.ру Предполагается, что из скорулупы данного драфта вылупятся в своё время тексты, которые  займут своё достойной место, как минимум, в трёх букмейкерских сериях:  
 1. Неосязаемое наследие (Семейские).
 2. Транссиб (От Слюдянки до...).
 3.  Белая Земля (продолжение сериала Я.Голованова



    Индекс цитирования

    Движок для сайта: Sitescript