Хвар: официальный личный сайт
    
 
Главная   Статьи (658) Студия (4225) Фотографии (314) Новости   Контакты  
 

  Главная > Статьи > Книги в работе. ...ДЦАТЬ ЛЕТ СПУСТЯ.


"Куда впадает Миссисипи?"-2

ххх Можно было ограничиться репортажем, путевыми заметками: путешествие наше было буквально напичкано смешными и трогательными деталями - можно себе представить, как встречали живых американцев в тех местах (были в СССР и такие особо секретные шесть регионов!), где последнего иностранца видели... чуть ли не в 1914 году. Но экспедиция «Сибирь-88», мне кажется, дает прекрасную пищу для размышлений о том, как же, правильно ли, в том ли направлении строятся мосты взаимопонимания и дружбы между нашими народами и нет ли тут скрытых резервов. Надо сказать, что сама идея путешествия на плоту родилась достаточно случайно. Две миротворческие организации бросили клнч - ау, плотогоны, и в скором времени были отобраны два десятка молодых американцев, и основном из семей из среднего достатка (два-три человека оказались из очень богатых фамилий), и они сели на самолет и рейсом через Хельсинки добрались до Москвы, потом-- Новосибирск, а там уже ребята из клуба «Кон-Тики» всю ночь хлопотали, готовя к отплытию свой знаменитый плот, прочно смонтированный на автомобильных покрышках и украшенный хейердаловским знаком, понятным без слов каждому представителю рода человеческого. Новосибирцы высыпали на пристань, и активисты из ассоциации -- первой в стране! -- породненных советских и американских семей сказали хорошие слова, и маленькая девочка сыграла на скрипке, и под эти аккорды плот, вздрогнув, отчалил. И был это теперь уже не просто плот, а нечто вроде Ноев а ковчега. А что -- на борту его угнездились люди, которые вполне могут претендовать на роль спасателей. Клуб «Кон-Тики» -- скольких пацанов спас, я думаю, от улицы и такой коллектив воспитал, что оказался вполне на уровне международных задач. Дэн Пэрри -- бывший «разгневанный молодой человек» Америки шестидесятых {смеясь, показывает: волосы были до пояса, презирал цивилизацию и рвался подальше от шума городов -- Коста-Рику очень любит, где «облачные горы», населенные простым и бесхитростным людом -- индейцами), жена «го, Диана Глазго, вместе с ним учредившая организацию хранителей священной земли, а по-русски «холиартов», имеющую теперь отделения и друзей во многих странах, в том числе и в Советском Союзе. Вторую организацию, «Коннект», тоже возглавляют странные американцы, потратившие кучу денег и времени на поездку, которая не носит пи рекламных, ни коммерческих целей, но станет -- я верю! -- той самой эффективной моделью миротворческой деятельности, которая будет намного продуктивнее того, чем мы до сих пор занимались. Вся экспедиция была разбита на три группы -- меняясь, ехали то на плоту, то на ялах, то на велосипедах лесными тропами, вдоль берега. Уставали, особенно на первых порах, так, что, если бы не многолетний опыт «контикианцев», умеющих работать под любым дождем и забрасывать палатки на утесы любого размере, спать бы нам поя открытым небом да на голодный желудок... То, что именно клуб, причем имеющий прочные традиции, стал хозяином экспедиции, имеет смысл великий. И дело тут но только в том, что без туристского опыта новосибирцев вс« ми обязательно потонули бы еще в акватории порта. Самое главное заключается в том, что длительное общение -- причем в столь тесных условиях, как это было на плоту,-- советских и американских школьников связано с рядом тех самых моментов, что и пугают чрезмерно осторожных людей, не спешащих благословить такие совместные походы. Конечно, нам пока есть чему завидовать: таких магнитофонов, такой одежды, таких домов, запечатленных на фотографиях, привезенных ребятами из-за океана, у нас нет. И если бы у членов «Кон-Тики» голова не была занята более значимыми заботами и если бы им, в свою очередь, не было чем гордиться -- слаженностью своей, плотом замечательным, миротворческая поездка могла бы приобрести горьковатый привкус: богатый американский дядюшка в гостях у аборигенов, с жадностью взирающих на блестящие бусинки цивилизованного мира. К счастью, никаких проявлений зависти, или, по крайней мере все это оставалось настолько глубоко в душе, что никак не омрачало сосуществования. Мы сначала думали, что американцы придуриваются, «держат марку» -- не может ведь такого быть, чтобы абсолютно все (за единственным, кажется, исключением) молодые люди в возрасте от пятнадцати лет и до двадцати с небольшим, собранные по достаточно случайным признакам с разных концов США, не курили. Но оказалось, что для нынешней Америки это в порядке вещей -- в студенческих кампусах человека с сигаретой уже практически не встретишь, среди школьников популярность курения вот уже несколько лет катастрофически (для табачных компании) падает. Возможно, некоторые американские привычки -- из числа тех, что имеют отношение к заботе о собственном здоровье, -- могут вызвать у нас ироническую усмешку (у каждого из ребят, приехавших из-за океана, в сумках и чемоданах было не вероятное количество всяческих кремов, мазей, вплоть до обязательных рулонов американской туалетной бумаги, которую, как, к сожалению, оказалось, они вовсе не напрасно захватили...).1 Мы-то ведь совсем к другому туризму привыкли, да что уж там говорить, и не только в походных условиях довольствуемся тем, что бог пошлет, что в магазинах имеется. Однако тут ведь еще и в в том дело, что мы часто и не подозреваем, сколько же всего напридумало человечество, особенно в двадцатом веке, для того, чтобы существенно облегчить жизнь. Можно относиться с усмешкой, но знать-то все это необходимо! Мальчишки из приобских деревень, которые буквально наводняли места стоянок экспедиции, интересовались буквально всем: почему мяч для бейсбола имеет столь непривычную форму, и на сколько метров его можно бросить, какие ансамбли в Америке. К чести наших соотечественников, практически нигде, кроме площадки возле московской гостиницы «Орлёнок», я не видел фарцовщиков. Тем обиднее было наблюдать за теми, кто возле «Орлёнка» выменивал красные фляги на пропахшие потом и кострами шмотки американцев. Кстати, для них, американцев, такой «чейндж» дело привычиое, они с удивлением смотрели на наши кислые мины: в США, как объяснил мне один из ребят, подростки привыкли менять-продавать практически все. Так-то оно так, и хорошо, что тот последний аккорд, уже буквально на ступенях автобуса, отъезжающего в аэропорт, не испортил американцам впечатления от поездки, и всё же на душе кошки скребли. Но вернемся к Оби. Приятно было наблюдать за американцами. Каждый из них, как вол, работал, не уклоняясь ни от одной дискуссии, хотя, честное слово, озвереть можно было, в сотый раз объясняя интересующимся, что штат Миннесота очень похож по погодным условиям на Томскую область, и что американцы очень любят Горбачева, и что радушие сибиряков их покоряет,-- они снова и снова, с улыбкой и доброжелательностью в глазах, разрешали наивным старушкам потрогать себя, чтобы те могли убедиться, что американцы -- это, в общем, живые люди и без рогов. Наверное, жителям Москвы и Ленинграда смешно все это читать, но, повторяю, едва не с 1914 года ни одного иностранца, а в другие города здешним бабушкам выезжать было некогда -- они страну кормили и ждали с фронтов мужей. Кстати, о бабушках. Пожалуй, именно они и стали той самой силон, которая окончательно растопила лед недоверия. Бабушкам терять нечего -- их ведь нельзя взгреть по профсоюзной или там партийной линии за политически не выверенный шаг -- они в охапку сгребали американцев, тащили в свои дома, с гордостью показывали хлева -- и даже доверяли подоить своих коров, и коровы пугались незнакомых людей, и бабушки ласково гладили их и приговаривали, что все это в интересах Мира. И раскрывались шкафы, и -- широким жестом -- смотрите: вот мои грамоты и ордена за полувековой безупречный труд на звероферме, а вот меховые шапки, которые там продают по госцене к праздникам: вон сколько шапок накопилось, можно хоть каждый день новую надевать. И мыли в деревенских банях, и укладывали спать на русских печках, пренебрегая возможными запретами -- черт ведь его знает, можно ли укладывать представителен недружественной державы на ночлег в доме, на территории, куда ведь не зря уже много десятилетий не пускают н и к а к и х иностранцев, не то что из цитадели империализма. И сотни людей в штатах Калифорния, Вашингтон и Миннесота будут разглядывать фотографии в альбомчиках Джастина и Тедда, Кристин и Майки: сенокос на маленьком острове, а после длинные столы, уставленные лесной снедью,-- хозяева все окрестные болотца облазили на предмет «год, чтобы вкус их запомнился американцам надолго, и ух л, и блины, и неожиданный дождь -- все это из разряди тех самых мгновений, огромное количество которых и перейдёт когда-нибудь в качество: если бы все американцы имели возможность почувствовать то же, что чувствовали в дороге «холиарты», могу держать пари -- угроза войны резко бы снизилась. Что говорить, новосибирцы гордились оказанной им честью. И, в обшем, не уклонялись от атмосферы прямо-таки невероятного гостеприимства: знаки внимания доставались, пожалуй, поровну и американцам, и нашим: и хлеб-соль, с которыми каждая попутная деревня выходила, да и оркестр в Кожевникове, под который чумазая наша группа шла в баню, у врат коей уже занаряжены были женщины в белых халатах, и цистерна бесплатного квасу в меру сил заменяла кока-колу. Нас -- вместе с американцами -- принимали в почетные пионеры, нам пели рискованные по содержанию песни молодые энтузиасты перестройки в городе Томске. За такие-то песни еще бы года три назад ой бы досталось им, а тут, понимаете, первыми американцам, ступившим на томскую землю,-- и сразу про бюрократов, про солдат, которые строем идут созидать генеральскую дачу, и никто не хватает за руки, не зажимает рта, и переводчик переводит, и американцы смеются, но не ехидно вовсе, а с пониманием, им кажется само собой разумеющимся, что барды имеют право критиковать в своих песнях хоть президентов, хоть генералиссимусов, и нам, слава богу, тоже это начинает казаться само собой разумеющимся. Одна из заслуженных старушек -- из числа тех, что «воровали» со стоянок американцев, чтобы показать им свое житье-бытье и помыть в баньке,-- сказала нам на прощание: у меня на сберкнижке честно заработанные двадцать тысяч лежат. Под конец жизни я бы, конечно, хотела посмотреть на то, как живут-поживают американцы. Для меня безразлично, будет ли стоить билет до Америки две тысячи рублен, три, четыре, но вот ведь беда: никто не торопится предложить нам билет и путевку в Америку, что, разумеется, обидно. Будем надеяться, что и эта проблема в ближайшие годы будет разрешена. Мост надо строить с двух сторон, заботясь лишь о том, чтобы поездки наши способствовали взаимопониманию. С нетерпением жду, когда начнут приходить из Америки обещанные письма с ксерокопиями дневников : надеюсь, что на основании этих размышлений можно будет резко поднять КПД следующей поездки. Было бы резонно обратиться ко всем подростковым клубам страны с таким кличем. Кто из вас хотел бы попробовать организовать смешанную группу советских и американских ребят для совместного путешествия? Впрочем, что это я -- конечно, все бы хотели. Тогда так: присылайте варианты маршруток, ваши предложения по способам передвижения. А мы уж из этого всего что-нибудь общественно полезное сварганим

Добавлена 14.05.2008 в 10:37:38

Письмо авторам



Последние статьи:
  "Советник Президента" N77-2010

  "Культура и жизнь", 1979,7. Кто такие Никитины?

  Начни с...

  Амазония

  Вводка.

  "Пионер". 1989,6. Его величество коммунарский сбор

  Южная Корея. Непристойбище

  Журнал "Твоя ДОРОГА". 2010, октябрь

  Московские новости. - 1994. - 11 - 18 сент.

  Правда


  Все материалы >

Отправьте ссылку другу!

E-mail друга: Ваше имя:


Нашим читателям

  • Вопрос - Ответ new

  • Контакты: письмо авторам

  • Карта сайта

  • Последние статьи:
    Последние новости:


    Работа над ошибками




     

     Keywords: хвар | экопоселение | кругосветка | Хилтунен | футурология |

    Хвар: официальный личный сайт © Хвар.ру Это как бы переосмысление материала, который опубликовала старая  Комсомолка двадцать лет назад,



    Индекс цитирования

    Движок для сайта: Sitescript